Новенькая

Вл Андреев| опубликовано в номере №739, март 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Так текла жизнь в комнате на третьем этаже - тихо, без суеты и волнений. Казалось, ничто не изменит этой жизни. Но в апреле Вера неожиданно объявила, что уезжает на целину.

Известие встретили по - разному: Тамара почти не удивилась, она только крепко обняла подругу. Лида пожала Вере руку. А Марина Николаевна, помолчав, сказала: «Ну, что ж, смотри», - и было непонятно, одобряет она поступок девушки или нет. На прощание Марина Николаевна все же крепко расцеловала Веру и посоветовала быть построже.

А дней через пять в бухгалтерии появился новый работник - Таня Иванова, тонкая невысокая девушка с голубыми глазами и светло - русым клубком волос на затылке. Она пришла в понедельник ровно в девять часов. Догадавшись по расположению столов, кто здесь старший, подошла к Марине Николаевне и положила перед ней направление из отдела кадров. Марина Николаевна пробежала записку, пристально посмотрела на девушку и кивнула головой.

- Вот ваш стол. Принимайтесь. Однако новенькая не думала так вот сразу приниматься за работу Сбросив с себя легкий бежевый плащ и оставшись в модном зеленом платье, она прилипла к одному окну, потом к другому. Начались вопросы: что за труба там виднеется, какой это дом, куда выходит вон та улица?... Никто на ее вопросы толком не мог ответить. Тогда Таня прошлась по комнате, заглянула в коридор и вернулась разочарованная.

- Глушь у вас какая...

- Мы приходим сюда работать, милочка, а не гулять, - обиделась Марина Николаевна.

- Все равно глушь, - пожав плечами, повторила Таня, села за стол и, вздохнув, сказала: - Ну, что ж, начнем на новом месте!...

И снова потянулись дни - обычные трудовые дни бухгалтерии. С утра до вечера бесконечные расчеты и цифры, цифры, цифры... Привыкала к этой жизни и новенькая - Таня Иванова, которая с первых дней не понравилась Марине Николаевне своей шумливостью и, как ей казалось, полнейшим безразличием к служебным делам. Вертя ручку арифмометра, Таня могла часами мурлыкать разные песенки. То вдруг вскакивала и, шагая из угла в угол по комнате, бесцеремонно поглядывала на чужие столы, выбегала в коридор и стояла у пустых проемов будущих комнат. На столе у нее почти всегда царил беспорядок. Бумаги лежали как попало, веером расползались во все стороны. «Напутает она мне по всем статьям», - вздыхала Марина Николаевна, беспокойно поглядывая в сторону новенькой.

Комната бухгалтерии, тишине которой мог бы позавидовать любой ученый, вскоре стала неузнаваемой. С нижнего этажа, где размещались проектные мастерские, стали приходить молодые десятники и прорабы, с которыми неизвестно когда успела познакомиться Таня. Они почему - то перестали стесняться и, зайдя как будто по делам, громко разговаривали и о новом фильме, и о футболе, и о прогулках за город. Тане, видимо, эти посещения нравились, она смеялась и шутила, но когда мужчины уходили, во всеуслышание разбирала их достоинства и еще пуще смеялась, рассказывая, как вон тот, курносый, предлагал ей прокатиться на башенном кране, а тот, длинный, обещал показать Москву с восемнадцатого этажа...

Однажды она спросила Лиду:

- Что это за блин с вами утром разговаривал в коридоре?

Лида нахмурилась.

- Это помощник начальника по хозяйственной части. Очень хороший человек...

- Ну и что ж, а лысый, как блин...

Чуть ли не на другой день после появления Тани в бухгалтерии стали раздаваться частые телефонные звонки. И она, засунув трубку в разметавшиеся кудри, громко, никого не стесняясь, договаривалась с кем - то о встречах и хохотала на всю комнату.

Первое время Марина Николаевна терпела, потом сделала девушке замечание. Опустив глаза, Таня тихо сказала:

- Хорошо, я буду тихонько... «Ну и вертушка, - возмутилась про себя Марина Николаевна, чувствуя, как что - то враждебное закипает у нее внутри, - подожди, обожжешься!»

Но бывали дни, когда настроение у новенькой резко менялось. Молча сидела она над бумагами и, сдвинув брови, с остервенением щелкала костяшками счетов. Заходившим прорабам отвечала сухо, редко улыбалась и на шутки не отвечала. В такие дни Марина Николаевна пристальней вглядывалась в лицо Тани, по - своему толкуя ее поведение: поругалась, наверно, с ухажером, вот и дуется. А иногда ей казалось другое: может, девчонка просто глупа и надо поговорить с ней. Однажды, решив начать такой разговор, она спросила, как обстоит дело с восемьдесят пятым счетом.

- Готов, - ответила Таня.

- Вы хорошо проверили? Может, еще разок взглянете?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены