На орбитах комсомольских дорог

Андрей Баташев| опубликовано в номере №969, октябрь 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

В кабинете у секретаря комитета комсомола стройки Комсомольского целлюлозно-картонного комбината - молодая девчонка, голубоглазая, с косичками...

- А лет сколько?

- Девятнадцать.

- А ты не боишься, что не справишься? Вот я - то, честно говоря, побаиваюсь за тебя.

- А чего же страшного? Помните фильм «Золотой эшелон»? Так там парень (ему тоже 19 было) у белых эшелон с золотом отбил.

- Ну что ж, у нас эшелона с золотом нет, чтобы тебя проверить. Но раз уверена в себе, действуй, комсорг. Посмотрим. Это говорит Виктор Курлович, член ЦК ВЛКСМ, секретарь комитета комсомола Всесоюзной комсомольской ударной стройки в Амурске.

- Убежден, отличным комсоргом будет, - говорит Виктор. - Здесь, на стройке, меняются представления о возможностях людей. Я знаю многих ребят, которые в 19 лет проявили себя отличными организаторами... Вот мы говорим о коммунизме, - продолжает Виктор. - Это цель каждого. Но иногда задумываешься. Строим мы комбинат, поглощены практическими делами, а о высоком идеале не забываем ли? Думаю, что большинство не забывает. Каждый, кто приходит на комбинат, знает, что он строит, понимает, что значит для страны дальневосточная целлюлоза. И уверяю вас, что масштабы нашей стройки - комбинат-то крупнейший, таких нет, - совместный труд - это все заставляет и мыслить масштабно, видеть все в перспективе, видеть высокую цель. Вот сейчас наши дальневосточные геологи открыли уникальные залежи брусита. И принято решение: ориентировать в самое ближайшее время работу комбината на брусит (по проекту он должен был работать на кальциевом сырье). Брусит - это чудо-минерал, содержащий магний. В 1965 году было открыто Кульдурское месторождение, вскоре Хинганское. На земном шаре известно всего два крупных промышленных месторождения брусита - в Канаде и в Америке. Правда, и у нас, в Средней Азии, есть небольшие залежи. Там содержание магния 15-20 процентов, а здесь, на Дальнем Востоке, совершенно уникальное сырье. От 40 до 98 процентов чистого магния! Перевод комбината на это сырье позволит варить целлюлозу быстрее, более высокого качества, значительно снизит материальные затраты. Подсчитано, что только на первой очереди комбината с переходом на брусит экономится около 5 миллионов рублей в год! Работники комбината ведут сейчас большую работу по отработке новых технологических режимов. И каждый успех или неудача в этом деле задевает за живое всех. Ведь большинство строителей останется здесь, будет работать на комбинате.... Пустят в этом году комбинат, и Амурск станет официально называться городом. Но ведь Амурск, по сути, уже сейчас город - радостный, молодой, энергичный. Меня здесь поразило одно соотношение. В городе 20 тысяч жителей и полторы тысячи лодок. Это значит, что почти все жители города - заядлые рыбаки. А вечерами здесь поют. Не знаю, может быть, мне повезло, но каждый раз, когда я выходил вечером на улицу, я слышал, как поют здешние парни и девушки. Чисто-чисто, на несколько голосов... Сложные современные мелодии и старинные русские песни. Растет Амурск, растут его светлые кварталы в сине-зеленой оправе сопок. И уже разыгрывается первенство города по футболу. Как играют местные команды? Пока хуже, чем в Москве или Киеве. Я сижу вместе с остальными зрителями на небольшой сопочке рядом со стадионом. Два парнишки с серьезными лицами подначивают «знатока» лет пятидесяти.

- Да нет, разве вы понимаете в современном футболе...

- А как же? - волнуясь, отвечает тот. - Я же видел, я знаю. А на этих игроков мне просто противно смотреть. Я был на Украине и видел по телевизору чемпионат мира. И этого видел, Пеле. Бежит!

- Что ж, и догнать его нельзя?

- Та нет, можно... Но он как гипноз!

- А у нас уж совсем и игроков нет?

- А у нас Яшин. Ему уже сорок лет, но его все боятся. У него прием такой есть. Не то птичка, не то ласточка. Вертанется - и смертельно!

- ...а наших они ковали, но и наши тоже! У нас этот был... Старостин! Не... Стрельцов! Численко! Вот играет! Давясь от смеха, ребята отошли в сторону. Я подошел к ним, мы разговорились, и я спросил, где они работают.

- На комбинате. Заработок? В среднем 200 рублей. Жить можно! Да, наверное, им действительно неплохо живется и работается, судя по их отличному настроению и развеселому диалогу со «спортивным специалистом».... Вечером я снова зашел к Курловичу. Я знал, что Виктор Курлович был секретарем комитета комсомола еще в Солнечном (ныне Горный) - первом поселке геологов, который возник, когда здесь было открыто Комсомольское оловорудное месторождение. Поэтому у меня на языке вертелся вопрос:

- Послушай, Виктор, а как же Солнечный, или теперь это ушло от тебя, стало далеким прошлым?

- Нет, это не забывается, - отвечал он. - Солнечный - это как первая любовь... Когда я туда приехал, там почти ничего не было. Два общежития строились и несколько двухэтажных домов. Жили в палатках за речкой Силинкой. Помню, собрались мы, комсомольцы, и решили стадион строить. По пятьсот, по триста человек выходили на воскресники. Лес «Дружбами» валим, хвоей пахнет, глаза блестят... Такой накал! Девчата-студентки помогали нам фундамент закладывать. Зимнее время, нельзя было экскаватором взять. Долбили так. А в феврале устраивали мы праздник русской зимы. Лошади у нас были. Так они перед праздником, наверное, наделю не работали, мы их кормили, чистили, лентами украшали. Ну и, конечно, Дед Мороз, Снегурочка. Деньги нужны - так мы с концертами ездили на Перевальный, в другие поселки. Билеты - по 20 копеек. И вот праздник! Киоски, домишки размалеванные, блины горячие на улице, горки ледяные. Бульдозеры расчищали улицы, в снег мы еловые ветки втыкали. Тройки летят, песни... Футбол на снегу-вот зрелище! Общее дело, общие интересы, азарт - вот что воспитывает. А ведь главное дело комсомола - воспитание. Я уверен, что ребята, строившие Солнечный, сразу нашли бы общий язык со строителями Комсомольска, с ударниками первых пятилеток. Комсомол не стареет. А мне Солнечный закалку на всю жизнь дал. Дал критерии и для теперешней моей работы. Чем мы сейчас занимаемся здесь, в Амурске, на стройке комсомольского комбината? Соревнование среди комсо-мольско-молодежных бригад, хозрасчет, экономия, трудовая дисциплина-все это наше, комсомольское дело. Но мы, решая это, преследуем главную цель - воспитание. Тогда-то и идет работа. Уж в бригаде-то все знают всех скрытых филонов, всех, кто работает неважно. А комсомол должен разжечь ребят, чувство делового соперничества развить. Это-то и влияет на производство, а не какие-то отвлеченные вещи. Люди на стройке меняются прямо на глазах. Вот Рая Цыганкова. Она на стройку пришла в 15 лет. Дома условия очень тяжелые. Со слезами упрашивала взять на работу. Взяли, вечерами училась, окончила восьмилетку, целлюлозно-бумажный техникум. Сейчас - депутат районного Совета. Солнечный... Было бы время, махнул бы туда со старыми друзьями повидаться, с геологами. Сейчас, пожалуй, интереснее всего на Перевале. Вам туда просто необходимо поехать. Без геологов вы не почувствуете, что такое Дальний Восток-Шофер никак не мог включить первую передачу. Наконец техника сработала. «Газик» стал на задние лапы и по так называемой дороге пополз в сопки. Через сорок минут мы были в Перевальном. Здесь ведется детальная разведка одного из крупнейших месторождений олова. Меня познакомили с главным инженером партии Владимиром Питерским. Вечером мы сидели во дворе около его однокомнатного бревенчатого домика. Над нами был черный прямоугольник неба, ограниченный сопками. А на дно прямоугольника скатилось множество ярчайших звезд. И здесь я узнал, что главному инженеру всего 25 лет, и что с 15 лет до окончания института (в 1965 году) он жил в Москве, и что пляшет он с редкостным темпераментом...

- ... Я раз в клубе сплясал, а мне потом говорят: «Неудобно, все-таки главный инженер». Было это на Фестивальном. Я вечер готовил, а плясать и не думал, сапоги красные, правда, были. Собрал всех ветеранов, орденоносцев, посадил в президиум. Сделал доклад, сам чуть не заплакал. Вот люди, которые Родину не дали растоптать. Ветераны выступали, и все сидели два часа, и никаких перерывов. А потом концерт. Я стихи прочитал - и что ты думаешь? - из зала кричат: «Пусть Питерский спляшет!» «Что ж, - говорю, - будете ждать - спляшу!» Побежал домой за сапогами. Жаль, хорошего баяниста не было, а тот, что был, играл медленно. Скомкалось это дело, я страшно рассердился, а Бакулин меня подзывает и, знаешь, так спокойненько говорит: «Далеко пойдешь, Вовик». Ну, все грохнули. Юрий Бакулин сидит на корточках и чистит картошку. В 1964 году за участие в разработке геолого-экономической характеристики Комсомольского рудного района главный геолог Юрий Бакулин вместе с группой специалистов был удостоен Ленинской премии...

- Уха должна в горячем виде клеить пальцы, - говорит Бакулин. - Сначала берешь форельку, вывариваешь в марлечке, потом хариуса, потом головы гольцов, а уж потом ленок. Двенадцать минут поваришь - и уха. Потом Бакулин мягко ходит по комнате и качает на руках годовалую дочку Питерского Маринку.

- Есть на Волге село Марки. Там я и родился. Техникум кончал в Саратове, а институт - только в прошлом году, в Иркутске. А Волга, что ж Волга, Амур не хуже. Столько рыб, единственных в стране. Калуга, амур, верхогляд, желтощек. Их больше нигде нет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены