На месте дуэли А. С. Пушкина

В Зажурило| опубликовано в номере №713, февраль 1957
  • В закладки
  • Вставить в блог

Минуло 120 лет со дня гибели гения русской поэзии Александра Сергеевича Пушкина. Думая о поэте, мы невольно переносимся сегодня в морозную зиму 1837 года, и перед мысленным взором встает картина того трагического дня.

... Быстро падают зимние петербургские сумерки. От небольшой рощицы, расположенной у Черной речки, возле Коломяжского шоссе, движутся сани.

Только что окончился поединок Пушкина С Дантесом. Секундант Пушкина Данзас вспоминает, что, когда отгремели выстрелы, Данзас подозвал извозчика и вместе с ним стал разбирать забор из тонких жердей, который мешал саням подъехать к тому месту, где лежал раненый поэт. Общими силами бережно усадили его в сани; Данзас приказал извозчику ехать шагом, а сам пошел подле саней. «Снег между тем заносил протоптанную тропинку на пустыре за Черной речкой», - писал Данзас.

Кто знает, может быть, так и затерялась бы эта тропинка, если бы не великая любовь народа к своему певцу.

Друзья поэта, вся мыслящая Россия стремилась увековечить память Пушкина. Священным стало и то место, где произошла дуэль, где пролилась кровь поэта. Сейчас нельзя точно установить, когда впервые оно было отмечено, нельзя также назвать имени того, кто это сделал. Однако уже в сороковых годах прошлого века здесь была поставлена черная дощечка с надписью: «Против сего места упал смертельно раненый на поединке А. С. Пушкин».

С тех пор в печати стали постоянно появляться упоминаний о скромных памятниках на полянке у Черной речки.

В 1858 году книгоиздатель Я. А. Исаков, желая приложить к сочинениям Пушкина рисунок местности, где происходила дуэль, обратился к секунданту поэта Канзасу с просьбой показать место дуэли. Данзас охотно согласился, и они отправились на Черную речку.

Исаков горько сетовал, что эта территория никак не оберегается, что вырублены деревья и остались только две - три березы, быть может, единственные свидетельницы трагического события. Отказавшись от намерения заказать рисунок, книгоиздатель, тем не менее, считал «священной для себя обязанностью сообщить сведения, полученные от Данзаса».

Первое изображение поляны за Черной речкой сделано художниками И. Криницким и В. Рейнгардтом. Рисунки этих художников, сделанные с натуры, и рисунки, публикуемые сегодня, стали драгоценными документами. Дошло до нас также и много свидетельств, как ставились безыменными любящими рунами скромные отметки - памятники. Вот рассказ из «Петербургской газеты» о том, как было отмечено место дуэли в 1881 году:

- «Под одной из березой, ближе к дороге, находился... небольшой деревянный столбик (около аршина вышины) с прикрепленной к нему поперечной дощечкой. На поперечной дощечке, представлявшей из себя рамку за стеклом, на белой бумаге помещены были следующие строки:

«Не вынесла душа поэта

Позора мелочных обид,

Восстал он против мнений света

Один как прежде... и убит!»

Далее стояла черта, и было написано:

«Я памятник себе воздвиг

нерукотворный,

К нему не зарастет народная

тропа...»

Действительно, в то лето, о котором идет речь, даже к этому неприметному, самодельному памятнику не зарастала тропа народная.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Специальный поезд

Окончание. См. «Смену» №№ 1, 2

Друзья-товарищи

В одном комсомольском коллективе