Мировой чемпион

Р Роман| опубликовано в номере №54, май 1926
  • В закладки
  • Вставить в блог

В ЗДОРОВОМ теле - здоровый дух. Это в порядке вещей. А вот что, если этот самый здоровый дух неожиданно оказывается в теле тщедушном и замухрыжном? В теле, на которое взглянуть хочется только доктору и то по внутренним болезням. Что тогда?

ЗИМОЙ Коля Брыкин имел вид не хуже других, и даже грудь у него была колесом. Ходил он, широко расставляя ноги, округляя руки и сжимая кулаки с видом заправского боксера или гиревика.

И только одна мамаша знала истинное положение вещей:

- И что ты, Коленька, столько фуфаек на себя одеваешь. - неужто холодно?

- Это уж мое дело, - отвечал Колька, напяливая шестую фуфайку и ощупывая с неизъяснимой гордостью ставшие толстыми, как бревна, руки.

Но так бывало зимою, а к весне Коля начинал медленно, но верно, худеть и постепенно превращался в такую задрыгу, что смотреть на него было страшновато - того и гляди на отдельные косточки рассыплется.

И, однако, в этом тщедушном теле жил невероятный, из ряда вон выходящий, спортивный дух. Не было ни одного спортивного состязания на 10 верст в окружности, которое обходилось без его присутствия. Со всеми атлетами он был знаком, знал, «в форме» они или «не в форме». Знал, сколько сегодня «возьмет» такой - то прыгун и во сколько «пройдет» 1.500 метров такой - то «миттельштрекер».

Он знал, наконец, наизусть все рекорды по всем видам спорта. И, хотя сам он в настоящее время никаким спортом не занимался, слава о нем, как о непобедимом спортсмене, распространилась далеко за пределы его предприятия и района.

Коля Брыкин ничего не делал для того, чтобы опровергнуть это мнение о нем.

Скорее - наоборот.

- Это что, - говорил он о достижении какого - нибудь парня. Вот, когда я бежал с Брандтом на 1.500 метров, так это была красота. Он бежит, я бегу, он прибавляет, я прибавляю, он лупит, я луплю, он еще и я еще, наконец, я делаю бросок и отбрасываю его на 11/2 круга. Да! Время было лучше мирового рекорда, но не зачли потому, что это было на товарищеском состязании.

И крепыши - физкультурники преисполнились еще большим уважением к поразительному Кольке Брыкину, мировому рекордсмену...

А по вечерам Колька, обнажив свое тело, подолгу рассматривал прыщики, называл бицепсами. Он даже измерял их украденным у мамаши сантиметром. Сантиметр бесстрастно показывал 27 см. для правой руки и 26 см. для левой. Затем Колька, два раза натужась, поднимал стул и, легши в постель, закуривал папиросу. Дым вился легкими кольцами и невольно располагал к мечтам. Так, лежа в кровати и ожесточено затягиваясь, Колька себя видел победителем на олимпийских играх, мировым рекордсменом по легкой атлетике и чемпионом мира по боксу.

ТО МОГ БЫ предполагать, что там, где Колька одерживал самые блестящие успехи, там ему и будет нанесено самое ужасное поражение? А в чем Колька был действительно вне конкуренции, так это в области заворачивания мозгов девчатам.

Тут он был действительно рекордсмен.

Известно, что дивчина, будь она хоть секретарь райкома, перед мировым рекордсменом волнения удержать не в состоянии.

Колька и пользовался.

Но только заявляется однажды к нему Ната Куксина и ревет:

- Меня Васька облапил и поцеловал, сволочь такая.

Колька вскипел:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены