«Мастерица варить кашу»

Н Рожков| опубликовано в номере №628, июль 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пьеса Н. Г. Чернышевского на советской сцене

Год назад на улицах Москвы появилась афиша, привлёкшая внимание всех, кому дорого великое наследие русской классической литературы. На афише значилось: «Центральный театр Советской Армии. Н. Г. Чернышевский. «Мастерица варить кашу». Пастораль в 3-х действиях».

Более семидесяти лет назад, на каторге, во время прерывания на Александровском заводе (1867 - 1871), Чернышевский работал над пьесами «Драма без развязки», «великодушный муж» и «Мастерица варить кашу».

Пьесы «Драма без развязки» и «Великодушный муж» не были закончены автором. Для первой из них было написано всего два с половиной акта из четырёх, для второй - один акт из двух. И лишь «Мастерица варить кашу» была завершена и разыграна на любительском спектакле политическими заключёнными в присутствии автора.

Можно многое сказать о незаконченных пьесах Н. Г. Чернышевского. Эти оставшиеся незавершёнными произведения являются неопровержимым свидетельством замечательного драматургического дарования Чернышевского. Высокая идейность, увлекательный сюжет, тонкая бытовая наблюдательность, умение скупыми средствами лепить глубокие и самобытные характеры, раскрывающиеся в напряжённом драматическом конфликте, - вот чем примечательны пьесы великого революционного драматурга, во многом предвосхищающие черты драматургии Горького.

Театр сделал спектакль «Мастерица варить кашу» прежде всего неожиданным и интересным зрелищем. Подымается занавес, и зрители, заполнившие зал, едва познакомившись с завязкой спектакля, начинают смеяться. Они смеются над жалкими усилиями зла и сочувственно улыбаются наивному, но твёрдому сопротивлению этому злу людей труда.

Современники воспринимали пьесу Чернышевского как аллегорию. В XIII томе нового Полного собрания сочинений Чернышевского комментаторы приводят свидетельство зрителя первого спектакля «Мастерица варить кашу» на Александровском заводе, где эта пьеса была истолкована как иносказание. Автор воспоминаний В. Шаганов писал: «Здесь некоторая дама (власть), забрав в свои руки либералов, составляет с ними комплот для окончательного закрепощения в своих сетях молодой девушки (читай: народ), уже достигшей совершеннолетия. Требовалось ее отдать замуж, но партия должна быть подыскана такая, чтобы порядок дел от того не изменялся и чтобы её воспитательница (тут уже власть является в лице женщины) могла беспрепятственно делиться с её мужем всем её достоянием. Девушка сначала надеялась на молодого человека, которого полюбила, но он был удалён бог знает куда, и ничего не было о нём известно. Она уже и сама начала терять голову и почти давала согласие на брак, предлагаемый воспитательницей, но в самую решительную минуту явился - таки молодой человек и увел девушку у всех из - под носу. Тут было очень интересное вводное лицо - историограф - и милые сценки кокетства власти с либералами».

Такое толкование пьесы имеет для нас сейчас чисто исторический интерес. И неправильно поступил Центральный театр Советской Армии, что изложил эту точку зрения в программе к спектаклю. На самом деле содержание пьесы «Мастерица варить кашу», раскрытое на сцене Театра Советской Армии, намного богаче такого наивно аллегорического её понимания.

Пьеса увлекает зрительный зал потому, что она представляет собой правдивую картину жизни, глубокое реалистическое произведение. Да и интрига пьесы, события, происходящие в ней, более сложны, многообразны и интересны, чем они изложены зрителем любительского спектакля каторжан на Александровском заводе, состоявшегося свыше семидесяти лет назад.

Власть денег, преступление, положенное в основу богатства, жестокое, бесчеловечное стремление тунеядцев и эксплуататоров сохранить награбленное в своих руках, бесстыдное лицемерие - вот о чём рассказывает Чернышевский в своей пьесе.

Действующие лица пьесы ни в какой мере не похожи на бескровные аллегорические фигуры. Это живые, реалистические характеры. Именно так их толкует постановщик спектакля В. Канцель.

Наиболее ярким образом спектакля является Агнеса Ростиславовна Карелина, «богатая и красивая вдова 28 лет», урождённая Серпухова. Эту роль мастерски исполняет Л. Добржанская. На протяжении полутора актов все действующие лица неустанно говорят о Карелиной, предваряя её появление. Надя, горничная Карелиной, называет её своей благодетельницей. Иннокентиев считает её благороднейшей из женщин. Не скупится на почтительные похвалы ей и Румянцев. И только её управитель и возлюбленный Городищев неожиданно даёт ей вносящую некоторый диссонанс в общий хор характеристику: «...праздный ум, привычка считать себя центром вселенной, осью мироздания, - прихотливость фантазии, сумасбродная раздражительность самолюбия, ненасытимость подобострастных комплимент...»

Но вот появляется долгожданная Карелина. Все действующие лица комедии находятся на сцене - одни ждут её, другие её сопровождают. Она шествует, поглощённая созерцанием букашечки. Идиллия, которую разыгрывают перед ней крепостные комедианты, носит такой же пародийный характер, как и её выход. Она чувствует недомогание. Все принимаются хлопотать вокруг неё, и молодая, пышущая здоровьем женщина представляется олицетворением болезненного малокровия, жертвой душевного переутомления.

Но в том - то и заключается успех актрисы Л. Добржанской, что Карелина в её исполнении естественно, просто, почти незаметно для зрителя оказывается разоблачённой. Нет, это не она, а её родичи совершили убийство для того, чтобы завладеть состоянием законной наследницы Нади. Однако именно она держит Надю на положении горничной, именно она владеет награбленным и стремится обезопасить себя от возможных притязаний подлинного владельца; именно она выдаёт себя за благодетельницу ограбленной и требует преданности и признательности; именно она, когда ей начинает угрожать непосредственная опасность разоблачения, становится хищником, не останавливающимся перед прямым подлогом, перед вымогательством; именно она в финале пьесы легко забывает о притворстве, к которому было прибегла по привычке, и по ремарке Чернышевского «умирает. Но в тот же миг вскакивает и летит во все лопатки с криком во всю глотку».

Основное достоинство спектакля состоит в том, что правда жизни, полная достоверность и психологическое оправдание всех поступков действующих лиц сочетаются с сатирическим сгущением, с резким выделением основных, подлежащих разоблачению черт характеров героев. И в этом смысле как Л. Добржанская, так и А. Ходурский, исполняющий роль Городищева, показали наиболее высокие образцы создания подлинно сатирических образов.

А. Ходурский играет Городищева человеком, для которого лицемерие стало второй натурой. Он всё понимает и сознательно делает подлости. Городищев умён и хитёр, он лжёт с вдохновением, он втирается в доверие с незаурядным мастерством. Его конечная цель - разделить награбленные богатства с Карелиной, отстранив любыми, но обязательно «законными» средствами настоящих хозяев. Если их нельзя отстранить, Городищев готов даже поделиться с ними, ибо считает, что лучше получить половину, чем не получить ничего. Городищев - мастер красивой, картинной фразы. Он готов в любой момент покаяться, признать ошибку для того, чтобы тут же, не сходя с места, творить новые подлости. Артист показывает все эти свойства героя в единстве. Он делает Городищева смешным и отвратительным, выносит ему обвинительный приговор, окончательный, бесповоротный, единодушно принимаемый зрителями.

Иннокентиев - учёный, посвятивший множество лет труда составлению родословной рода Карелиных - Серпуховых. Этой «науке кислых щей» он предан искренне, всей душой. Его невозможно убедить в том, что он занят пустым и никому не нужным делом, не имеющим ничего общего с настоящей историей. Однако, в отличие от Городищева, в Иннокентиеве есть хотя бы элементарная порядочность, желание быть добросовестным. Так, он хранит документ, удостоверяющий права Нади на всё имущество, которым владеет Карелина, перед которой он искренне преклоняется. Уничтожить этот документ или скрыть его даже не приходит ему в голову, а когда Городищев упрекает его в предательстве, он не может придти в себя от изумления. Ему кажется чудовищной сама мысль, что он мог спасти свою обожаемую покровительницу, уничтожив следы фактов, которые, по его мнению, имеют историческую ценность. Эти качества Иннокентиева умело раскрывает артист Н. Сергеев, показывающий и подлинную увлечённость своего героя и вздорность целей, на которые направлено его увлечение.

В спектакле есть ещё один персонаж, беспощадно разоблачаемый сатирическим пером автора. Это Иван Саввич Румянцев, писарь Городищева, молодой человек, которого Карелина прочит Наде в мужья. Румянцев - трусливый франт, он боится Городищева, трепещет перед Карелиной и хвастает своей «умеренностью и аккуратностью», этими прославленными молчалинскими качествами. Артист В. Царьков умело показывает ничтожность Румянцева.

Очень сложны в пьесе «Мастерица варить кашу» образы положительных героев - Нади и Клементьева. Надя - молодая девушка, воспитанная в доме Карелиной. Ей с малолетства внушено, что всем, что она имеет, она обязана Карелиной, которую должна чтить и беречь. Её сознание ещё только начинает пробуждаться, а её любовь к Клементьеву существует сначала отдельно от понимания его идей и жизненных принципов, к которым она становится приверженной лишь к концу пьесы. Молодая артистка Е. Глебова, создавшая глубокий и трогательный образ Нади, показывает, как пробуждается это обманутое сознание, как освобождаются скованные ложными представлениями чувства.

Клементьев - ещё одна разновидность любимого Чернышевским образа «человека, живущего своим трудом» и считающего созидание священной своей обязанностью. Клементьев равнодушен к богатству. Он полон презрения к лицемерию, окружающему Карелину, которая олицетворяет собой власть денег. Клементьев родственен Кирсанову из романа «Что делать?», Полонскому из пьесы «Великодушный муж» и многим другим героям Чернышевского. Это не революционер, не Рахметов; это человек, ещё не пришедший к мысли, что эксплуататорский порядок надо прежде всего уничтожить. Однако честность и последовательность Клементьева заставляют поверить, что он неизбежно придёт к такому выводу.

Роль Клементьева исполняет артист А. Петров. Он играет вдумчиво, правдиво, зритель ему верит. Но в Клементьеве есть молодость, страстность, которую не передаёт артист.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о жизни и деятельности Екатерины Романовны Дашковой, о непростой судьбе великого ученого,  названного «совестью нации», Дмитрия Сергеевича Лихачева, о творчестве  автора пророческих строк «Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано!..» Павле Иванове, о знаменитом писателе, чье 90-летие будет отмечаться 8 октября,  Юлиане Семенове, много лет являвшимся постоянным автором нашего журнала, в котором, кстати, и прошла первая публикация,  известной повести «Майор Вихрь»,  окончание детектива Андрея Дышева «Бухта дьявола» и многое д

Виджет Архива Смены