Ложь «старой леди»

Владислав Хорхордин| опубликовано в номере №1163, ноябрь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Так рекламировалась «программа повышения качества жизни».

Сейчас ее провал очевиден.

Это осознается многими американцами как симптом страшной, кроющейся внутри общества и не поддающейся лечению болезни. Не случайно сенатор Дж. Макговерн, возмущенно писал в молодежном журнале «Роллинг Стоунз» в статье, озаглавленной «О положении страны»:

«Систематические данные столь же просты, сколь и позорны: за последние 20 лет, несмотря на широковещательные социальные программы, войны с бедностью и т. д., распределение национальных богатств в Америке осталось в основном прежним».

Заметьте – это говорят они сами!

Они сами пишут о «людях, стоящих на улицах с протянутой рукой, число которых, кажется, растет с удручающей быстротой»; о том, что «беднейшие семьи должны либо распродавать свое имущество, либо мучительно устанавливать какую-то очередность в своих расходах. Им приходится решать, платить ли за продовольственные талоны или за отопление и электричество, которые могут быть отключены» И вновь и вновь газеты сообщают, что опять подорожали хлеб, молоко, яйца, сыр, сахар, соль, мясо... Сотни людей собираются к магазинам в день распродажи черствого хлеба – это позволяет сэкономить несколько центов...

В одном из номеров газета «Нью-Йорк тайме» поместила подборку из нескольких фотографий, которые, по мнению газеты, отражали «главные события 1974 года». И даже рубрика над фотодокументами была соответствующая: «Страна в 1974 году – году смуты».

На первом из снимков громадная очередь безработных, с безнадежными и отчаянными выражениями лиц, ожидающих рано утром, когда откроется биржа труда...

На второй фотографии – демонстрация американцев, протестующих против катастрофического роста стоимости жизни, против инфляции. «Некоторые не могут себе позволить даже хлеба!» – крупным планом подавалась надпись на одном из плакатов в руках демонстрантов.

Еще снимок: длинный «хвост» машин у закрытой бензозаправочной колонки («энергетический кризис»). Еще один: негритянский школьник в последнем напряжении Сил ухватился за решетку ограды школы в Бостоне. Его отдирают расисты – с искаженными злобой лицами, готовые изрубить на куски этого «небелого подонка», вздумавшего сесть за одну школьную парту с «расой господ»...

Прошел почти год. Многое ли изменилось в Америке? Не так уж много, разве что бедные еще более обеднели, а богатые еще туже набили мошну...

Это Америка.

Вот еще отрывок из упоминавшейся уже статьи сенатора Дж. Макговерна в журнале «Роллинг Стоунз»:

«В пищевой промышленности шесть крупнейших торговцев зерном контролируют продажу 90% пшеницы; одна компания, производящая супы – «Кэмбелл», – контролирует 90% этой продукции; четыре мощные перерабатывающие компании контролируют 90% производства всех продуктов для завтрака; в каждом из более чем 200 крупнейших городских центров четыре компании, владеющие сетью продовольственных магазинов, контролируют свыше 50% розничной торговли.

Какое же влияние это оказывает на цены и прибыли?

Мы можем измерить их влияние в долларах на всем пути от поля до стола. В августе прошлого года, когда фермеры получали за свой скот на 27% меньше, чем год назад, розничные цены на мясо были почти на 12% выше. В то время как доходы фермеров от продажи пшеницы снизились на 5%, цены на хлеб подскочили на 35%».

Затем сенатор недоуменно констатирует: деньги потребителя где-то исчезают, и решительно требует: «Мы должны выяснить, что происходит и куда они идут».

Многие могли бы ответить на этот вопрос. Например, те отчаявшиеся, усталые, запыленные фермеры-скотоводы из штатов Южная Дакота, Северная Дакота и Монтана, которые, ошеломляя даже видавших виды вашингтонцев, прогнали три десятка измученных коров за 2000 миль от родных мест до самого подъезда министерства сельского хозяйства США. Здесь они устроили импровизированный загон и потребовали, чтобы им разъяснили, кто виноват в катастрофе, постигшей тех, кто в своих мелких хозяйствах выращивает скот, а потом не может подступиться к сочным кускам мяса в целлофане – цены «кусаются». «Фермерам не на что кормить нас, покупателям не на что покупать нас» – эта надпись на ограде загона задавала загадку, разгадка которой была не таким уж большим чудом. Во всяком случае, представитель фермеров – в клетчатой рабочей рубашке, с изрезанным морщинами, загорелым лицом – так и заявил явившемуся с дежурной улыбкой представителю министерства: тысячи фермерских хозяйств находятся на грани разорения... «Мы нищаем, – твердо сказал он, – а компании по продаже мясных продуктов получают сказочные барыши».

Представитель министерства горячо посочувствовал фермерам, сказал, что он всей душой на их стороне, но что в ближайшее время ничего лучшего ждать не приходится...

Фермеры плюнули, сложили нехитрые пожитки и двинулись в обратный путь... Падающих от бескормицы и усталости коров они оставили в центре столицы и напоследок посоветовали чиновникам министерства самим попробовать прокормить их...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены