Листовкой и винтовкой

Михаил Москалев| опубликовано в номере №745, июнь 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Чтобы не приметили местные жители, маршруты для каждой пары постоянно менялись. И, конечно, никого не посылали в тот район, где он жил.

Расклеивали листовки в центре и в рабочих районах на тумбах для объявлений и на заборах, на дверях домов, на стенах и на деревьях. Умудрялись приклеивать прокламации у полицейских участков, казарм, а однажды удалось оставить листовку даже на дверях контрразведки.

Белогвардейская контрразведка помещалась в гостинице «Ялта». У входа всегда стоял часовой. Комсомольцы Гриша Григорьев и Нюра Берлизова придумали дерзкий план. Нюра, изящно одетая, с чемоданчиком в руках, подошла к часовому и затеяла с ним разговор:

- Скажите, пожалуйста, это гостиница «Ялта»?

- Да, барышня. А что вам угодно?

- Я только что с поезда. Нельзя ли мне получить номер?

- Здесь, милая барышня, теперь не гостиница, а учреждение.

- Как же мне быть? У меня нет знакомых в городе...

И пока молодой солдат словоохотливо давал хорошенькой девушке советы, Григорьев за его спиной аккуратно наклеил листовку.

На предприятиях, где были комсомольские группы, наши товарищи раскладывали листовки в раздевалке, у станков, а наиболее надежным рабочим передавали лично. Слесарь Николай Москаленко, секретарь комсомольской ячейки в железнодорожных мастерских, подбрасывал листовки в проходившие воинские эшелоны, приклеивал к теплушкам.

В третью годовщину Февральской революции меньшевики и эсеры устроили вечер в Рабочем клубе. Городской партийный комитет большевиков поручил нам распространить на вечере листовки.

Как лучше это сделать? Комсомольцы, заранее сговорившись, неожиданно выключили свет и разбросали листовки по залу. Когда растерявшиеся организаторы вечера наконец снова зажгли свет, листовки уже были разобраны. Комсомольцы затерялись в толпе и благополучно скрылись.

Каждый на своем месте, пренебрегая опасностью, действовали комсомольцы - подпольщики. Часто в интересах конспирации юноши и девушки работали в одиночку, не зная о том, что делает товарищ. Но это не были разрозненные усилия. Существовала продуманная, стройная система, объединенная и направляемая единым центром - подпольным обкомом РКСМ, работавшим под постоянным руководством обкома партии.

Живыми примерами безграничной преданности делу революции служили для всех нас, молодых, руководители подпольного обкома комсомола. Председателем его был Оскар Тарханов - человек неповторимого обаяния. Он сочетал в себе талант незаурядного организатора и отважного боевика. Тарханов держал в руках все нити работы комсомола. Он был пламенным агитатором и пропагандистом. В глубоком подполье, каждый раз меняя квартиры, он не прекращал занятий с комсомольскими пропагандистами, вдохновенно разъясняя им марксистско - ленинские идеи.

8 последующие годы Тарханов работал в ЦК ВЛКСМ, в исполкоме Коммунистического Интернационала молодежи.

Заместителем председателя подпольного обкома комсомола был Гриша Шацкий. Девятнадцатилетний юноша, он имел уже за плечами опыт первого подполья 1918 года. Шацкий обладал удивительной способностью найти каждому дело по силам. Он, как никто другой, быстро подбирал исполнителей самых ответственных заданий. Впоследствии Шацкий стал видным инженером - гидростроителем, участвовал в сооружении Днепрогэса и других крупных электростанций. Теперь он строит Новосибирскую ГЭС.

Наша «прачечная»

Крымский подпольный обком партии действовал, разумеется, не только в Симферополе. Его посланцы ездили в разные города я районы Крыма. Посылал своих представителей и обком комсомола. Всем этим людям нужны были надежные документы.

Вот тут-то и приходила на помощь наша «прачечная». Так называлось подпольное паспортное бюро, организованное членом обкома партии тов. Спером. Документы мы добывали из разных источников: печатали, подделывали, покупали. Самыми надежными были подлинные документы, с настоящей печатью, но отслужившие свой срок. Требовалось лишь «выстирать» прежний текст и вписать новый. Это и делала комсомолка Мария Кубанцева, которую мы знали под кличкой «Эмма». Она умела безукоризненно воспроизводить любой почерк. Вышедший из ее рук документ невозможно было отличить от настоящего. Эмму и выделил обком комсомола в помощь товарищу Сперу.

Мария Кубанцева до этого уже выполняла ответственные поручения партии. Навыки конспиратора помогли ей и в новом деле. Она поселилась у своей бывшей классной дамы, дочери местного священника. Кому могло прийти в голову искать подпольщиков в доме настоятеля кафедрального собора? Но именно здесь работала наша «прачка». В ее распоряжении были различные химикалии, с помощью которых вымывались старые фамилии.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены