Ленин идет к Октябрю

опубликовано в номере №951, январь 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

5. «По загранице» (1895, апрель-сентябрь)

Сознательный рабочий чувствует и сознает себя не только членом русской марксистской семьи, - он понимает, что он Является также членом международной семьи марксистов... Он ни на минуту не должен отрываться от международной армии рабочих. В. И. ЛЕНИН «Были ли за границей (когда, где, как долго)?» - запрашивала анкета делегатов Десятого съезда партии.

- В ряде стран Западной Европы 1895... отвечает Ленин. 25 апреля 1895 года он впервые выезжает за границу. Его главная цель - установление связей с плехановской группой «Освобождение Труда». Намеревается он ознакомиться и с западноевропейским рабочим движением. Встретиться с крупнейшими зарубежными марксистами. Изучить недоступную в царской России марксистскую литературу. Пять лет спустя на допросе в Петербургском охранном отделении Владимир Ильич напишет в протоколе допроса:

- В 1895 году был в Германии и Франции для научных занятии... Предметом занятий Владимира Ильича был в то время прежде всего революционный марксизм. Об этом свидетельствует открывающий ленинские «Философские тетради» конспект книги Маркса и Энгельса «Святое семейство или критика критической критики».

...маленькая книжечка, формата в восьмушку писчего листа, отмечает Ленин, законспектирована необыкновенно подробно. По его оценке, Маркс в этой книге подходит - от гегелевой философии к социализму: переход наблюдается явственно - видно, чем уже овладел Маркс и как он переходит к новому кругу идей. Да, Ленин и впрямь выехал за границу «для научных занятий». Но наукой, изучавшейся им, была наука революции - ее философия и история... Первыми заграничными впечатлениями Владимир Ильич делится с матерью уже 2 мая 1895 года в кратком письме из австрийского города Зальцбурга:

- По «загранице» путешествую уже вторые сутки и упражняюсь в языке: я оказался совсем швах |слаб|, понимаю немцев с величайшим трудом, лучше сказать, не понимаю вовсе. Пристаешь к кондуктору с каким-нибудь вопросом, - он отвечает; я не понимаю. Он повторяет громче. Я все-таки не понимаю, и тот сердится и уходит. Несмотря на такое позорное фиаско, духом не падаю и довольно усердно коверкаю немецкий язык.

«Крестница и ее фамилия»

Следующее письмо отправлено Марии Александровне из Швейцарии 8 мая:

- Предыдущее письмо писал с дороги. Теперь уже устроился на месте... Природа здесь роскошная. Я любуюсь ею все время. Тотчас же за той немецкой станцией, с которой я писал тебе, начались Альпы, пошли озера, так что нельзя было оторваться от окна вагона... В том же письме Ленин сообщает:

- Видел крестницу, и ее фамилию... Крестница Ленина? Именно так! Еще 24 октября 1893 года в метрической книге царскосельской церкви «лейб-гвардии 1-го стрелкового его величества батальона» в графе «Звание, имя, отчество и фамилия восприемников» было обозначено:

- Помощник присяжного поверенного Владимир Ильич Ульянов. В графе «Рукоприкладство свидетелей» сохранился и автограф:

- Ульянов. «Крестница» Ленина - дочь народовольца Аполлона Шухта. Сына генерала, его за революционную пропаганду среди солдат и офицеров в 1887 году сослали в Сибирь. В девяностых годах Владимир Ильич подружился с Шухтом в Самаре, а осенью 1893 года помог добраться до Петербурга его жене и детям. Добился Ленин и разрешения на «проживание в Царском Селе» для самого ссыльного Шухта, а вскоре стал «крестным отцом» младшей дочери Шухтов Анны - в будущем выдающейся скрипачки. Примечательна судьба и двух других дочерей из «фамилии» крестницы. Старшей из них - Евгении - Ленин 4 декабря 1918 года дал рекомендацию, адресованную Хамовниче-скому райкому РКП Москвы:

- Рекомендую подательницу товарища Шухт в члены партии коммунистов (большевиков). В. Ульянов (Ленин). Вступил в большевистскую партию и сам Аполлон Шухт, а третья его дочь - Юлия - вышла замуж за основателя Итальянской Коммунистической партии Антонио Грамши. Крупным специалистом по электронным музыкальным инструментам стал и сын «крестницы» Владимира Ильича Валерий Цабель. За строкой ленинского письма к родным встает история еще одной близкой Владимиру Ильичу семьи революционеров... «В «прекрасном далеке»...»

Первые швейцарские впечатления Ленина не раз вспоминались ему и два года спустя - уже в Сибири. В апреле 1897 года Владимир Ильич пишет матери из Красноярска:

-...здесь окрестности города, по реке Енисею, напоминают... виды Швейцарии... Еще через три месяца - в июле - Ленин описывает младшей сестре, находившейся в то время именно в Швейцарии, окрестности Шушенского:

-...горы отсюда лежат верстах в 50, так что на них можно только глядеть, когда облака не закрывают их... точь-в-точь как из Женевы можно глядеть на Монблан... Но так Ленин пишет в подцензурных письмах. не содержащих, естественно, никаких сведений о главной цели его швейцарских странствий - встречах с руководителями группы «Освобождение Труда» - первыми пропагандистами марксизма в России. В те майские дни 1895 года Ленин впервые беседует в Женеве с Плехановым, а в Цюрихе и пригородной деревеньке Афольтерн - с Павлом Аксельродом. Договаривается о постоянной переписке с ними и об издании за границей сборника «Работник». Позднее Владимир Ильич поделится впечатлениями от этих встреч со старшей сестрой. Она сообщает, что в 1895 году, вернувшись из-за границы, Ленин много рассказывал ей об Аксельроде, сказав даже, что - тот напомнил ему покойного отца. «Отношение Плеханова было также вполне хорошее»... но с ним чувствовался все же некоторый холодок, а с Павлом Борисовичем совсем простые, дружеские отношения установились. Рассказывал Владимир Ильич и «о прогулках за город, о беседах с видимым удовольствием и большой теплотой...». Суммируя рассказы Владимира Ильича о встречах с членами группы «Освобождение труда» и прежде всего Плехановым, Анна Ильиничне пишет, что личные свидания закрепили связь Ленина со всей плехановской группой и. «как он сам признавался по возвращении из-за границы - много дали ему... Владимир Ильич ознакомил сестру с критическими отзывами Плеханова н Аксельрода о его уже известной нам статье «Экономическое содержание народничества...»:

-...кан Плеханов, так и Аксельрод нашли некоторую узость в постановке вопроса об отношении к другим классам общества в статье за подписью Тулина. Оба считали, что российская социал-демократическая партия, выступив на политическую арену, не может ограничиться одной критикой всех партий, как в период своего формирования, что, становясь самой передовой политической партией, она не должна упускать из поля своего зрения ни одного оппозиционного движения, которое знаменует пробуждение н общественной жизни самых различных классов и групп. Ленин, - пишет Анна Ильинична, - «признал правильность этой точки зрения, и, несомненно, беседы с Плехановым и Аксельродом имели большое влияние на него... помогли ему оформить свои взгляды и ускорили его выступление на широкую арену революционной борьбы...». В архиве старого большевика Петра Красикова сохранились его воспоминания «Некоторые моменты моей жизни и моих отношений к В. И. Ленину-Ульянову». Одна из записей воспроизводит беседу с Владимиром Ильичей, состоявшуюся, видимо, весной 1897 года в Красноярске. Зная, что Красикова арестовали и выслали за сношения с Плехановым и его группой, Ленин попросил его рассказать о личных отношениях с Плехановым. Красиков подробно рассказал, в каком тяжелом материальном и физическом состоянии он знал Плеханова, «почти без средств как для издания марксистской литературы, так и для собственного существования, с гнездящимся в его организме туберкулезом, с женой, которая готовилась стать врачом, но еще почти ничего не зарабатывала, с тремя дочерьми, из которых одна умерла от менингита». Он красочно описал «жалкий вид костюма Плеханова, бахрому его брюк, порыжелость пальтишка и цилиндра, вечный бронхит и бледность его щек...». Но одновременно молодого революционера восхитили в Плеханове «неукротимый революционный пыл, блестящий сарказм и остроумие его бесед и выступлений... постоянная теоретическая работа в области разработки и популяризации идей марксизма... его вера в русское пролетарское движение... стойкое философское отношение ко всем личным испытаниям». Владимир Ильич внимательно выслушал рассказ Красикова, не прерывая его, но «отдельными замечаниями и полувопросами направляя разговор в нужное ему русло». Когда Красиков сообщил, что свои отношения с Плехановым он смело может назвать дружескими, что они виделись почти каждый день, а в особенно трудное для Плеханова время смерти и похорон дочери он обратился к юному другу и тот «товарищески помог ему всем, чем только мог». Владимир Ильич сказал:

- Ну вот, как вы, конечно, знаете, теперь дело с Плехановым стоит уже иначе. Мы сделали и сделаем все, чтобы привлечь и сберечь для нашего общего дела такой блестящий ум, и сделать общим достоянием такую огромную литературную силу. Вот эта книжка [Ленин указал на легально изданную книгу Плеханова под псевдонимом Бельтов]. - прекрасная книжна, и в то же время она дала Георгию Валентиновичу изрядную сумму франков. Когда я его видел в 1895 году, от штанов с бахромой уже не осталось и следа! А теперь мы

<часть текста отсутствует>

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены