Ленин идет к октябрю

опубликовано в номере №959, май 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Н - д - а, - сказал Владимир Ильич... Отталкивали Ленина и ханжеские предрассудки английского мещанства.

- Всепоглощающее засилье мещанства мы могли наблюдать в семье нашей квартирной хозяйки. - вспоминает Надежда Константиновна. О малопривлекательных формах этого засилья рассказывает не раз бывавший у Ленина в доме 30 по Холфорд - скверу русский эмигрант и английский социалист Федор Ротштейн. Запись его рассказа сделал в 1912 - 1913 годах Иван Майский. Клеркенвел той поры Ротштейн назвал цитаделью мелкой буржуазии и отчасти рабочей аристократии. Быт, нравы, психология людей этого района оставались сугубо мещанскими. Семья миссис Йо, у которой Ленин снимал комнату, была типичной представительницей Клеркенвела и состояла из матери Эммы - Луизы, дочери - портнихи и трех сыновей - типографщиков. Однажды в воскресенье, вскоре после переезда Ленина на Холфорд - сквер, миссис Ио увидала из окошка картину, которая ее потрясла: «мистер Рихтер» шел по улице с не завернутой в бумагу булкой. Назавтра миссис Ио разъяснила Надежде Константиновне, что в их квартале не принято делать покупки в воскресенье. Этим надо заниматься только в будни, а купленные продукты «нужно обязательно нести завернутыми в бумагу». Вскоре миссис Ио приметила, что в комнатах Рихтеров на окнах нет занавесок. Она опять заявила Надежде Константиновне, что в их квартале «принято окна занавешивать». В ближайшее воскресенье миссис Ио вдруг услышала из комнаты Рихтеров стук молотка, - Ленин прибивал занавески. Миссис Ио охватил священный ужас. Она тотчас объяснила Надежде Константиновне, что по воскресеньям стучать молотком «не полагается». Но особенно смущало миссис Ио, что Надежда Константиновна не носит обручального кольца. Она долго колебалась: не отказать ли Рихтерам из - за этого? Однако Рихтеры весьма аккуратно платили. А миссис Ио отнюдь не хотелось терять столь выгодных квартирантов. Наконец, она умозаключила: «Они иностранцы, кто знает, какой у них закон...» Поражало семью Ио и то, что, несмотря на очевидную скромность средств Рихтеров, их по вечерам посещало много народу, «в тяжелых пальто и с меховыми воротниками»... Еще больше семью Ио удивляло, что на подобных сборищах «ничего не ели и даже не пили, а только страстно спорили...».

«Читальный зал британского музея»

Под конспиративным именем Якоба Рихтера Ленин 21 апреля 1902 года обращается к директору Британского музея, сообщая свой лондонский адрес:

30. Холфорд - сквер. Пентонвилл. W. С. Западный берег. Сэр! Обращаюсь к Вам с просьбою о выдаче мне билета на право входа в читальный зал Британского музея. Я прибыл из России для изучения аграрного вопроса. Прилагаю рекомендательное письмо мистера Митчелла. Айзек Митчелл в то время был генеральным секретарем Всеобщей Федерации английских профессиональных союзов. Председатель Исполнительного Комитета Коммунистической партии Великобритании Гарри Поллит приводит текст письма, и поныне хранящегося в читальном зале Британского музея и рекомендующего доктора прав мистера Рихтера из Санкт - Петербурга для допуска в читальный зал с целью «изучения земельного вопроса». Гарри Поллит отмечает и еще одну характерную деталь ленинского лондонского быта. Он сообщает, что в 1960 году в Лондоне еще существовал трактир «Краун энд вулпэк», где нередко собирались русские эмигранты - социалисты. Некоторые собрания посещал и Ленин. Полиция весьма интересовалась этими встречами. Однажды сыщик залез в большой шкаф в комнате, где проходило собрание, чтобы подслушать и записать, о чем будут говорить. Его, пишет Поллит, «донесение о собрании забавно»:

- Весь разговор велся на русском языке, а так как я совсем не знаю этого языка, то не могу сообщить, о чем там говорили. В данном случае можно даже пожалеть о лингвистической неподготовленности сыщика. Владей он русским, в архиве «Интеллидженс Сервис» сохранилась бы запись еще одной ленинской речи... Начало работы Владимира Ильича в главном книгохранилище Великобритании точно датировано в книге регистрации читателей Британского музея за 15 (28) апреля:

- Яноб Рихтер, доктор прав. 30. Холфорд - сквер, Пентонвилл. Западный берег. В читальном зале Британского музея с Лениным нередко встречался в то время и уже известный нам Федор Ротштейн, который рассказывает, как его поражала «изумительная работоспособность Ленина. Он работал не только упорно, но очень быстро», по крайней мере втрое быстрее других. Служащие зала относились к Ленину с большим уважением и нередко с удивлением говорили:

- Этот читатель просто проглатывает книги... Такого количества книг не заказывает никто другой... 0 своей работе в библиотеке Британского музея Ленин рассказывает летом 1907 года и стенографу Пятого съезда партии Николаю Каржанскому, уже названному выше:

- Когда я бываю в Лондоне, я всегда здесь работаю в библиотеке. Замечательное учреждение: многому у них можно поучиться. Особенно этот необыкновенный отдел справок. В самое короткое время по любому вопросу вам дадут справку, в каких книгах вы найдете материалы по интересующему вас вопросу. И как хорошо и удобно работать в Лондонской библиотеке!... Здесь каждый читатель имеет отдельное место, где можно разложить в любом порядке все заказанные книги, свои выписки, заметки... Вы заказываете книги, и вам их почти немедленно приносят! Да, английская буржуазия не жалеет на это денег. И не надо жалеть!... Здесь имеется богатейший русский отдел. Есть специальные работники, которые следят за вновь выходящей русской литературой и подбирают ее. Стоит вам сделать заявку на книгу, книга у вас будет. Особенно полон экономический отдел. Они ведь купцы: им надо торговать с Россией и надо ее знать... Вчера мне подали книги на русском языке, которых нет ни в Питере, ни в Москве... Они вышли в свет в России, а потом были конфискованы - значит, в наших библиотеках вы их не найдете. И по обмену ни одна библиотека их не получит. А англичан не интересует вопрос о том, как столыпинские молодцы из главного управления по делам печати относятся к той или иной книге. Прямо скажу: по тем источникам на всех языках, которые мне в ближайшее время нужны, лучшего места для работы, как библиотека Британского музея, и не придумать. Здесь пробелы будут меньше, чем в другом любом месте... В августе 1921 года Ленин встречается с американским предпринимателем Армандом Хаммером.

- Ну, как мы будем говорить, - спрашивает Владимир Ильич, - по - русски или по - английски? Хаммер отвечает, что предпочел бы английский, поскольку Ленин «в совершенстве изъясняется на этом языке».

- Ох, как мне далеко до совершенства, - вздыхает Владимир Ильич. - Вы, наверное, находите русский язык слишком трудным языком. Большинство иностранцев так думает... Хаммер сообщил, что он регулярно изучает язык, стараясь запомнить «по сотне слов в день».

- Я сам пользовался тем же методом, когда жил в Лондоне, - замечает Ленин. - Потом отправлялся в библиотеку и читал книги, чтобы проверить, много ли слов сумел освоить. Сначала дело идет неплохо, но чем больше вы изучаете язык, тем труднее вам становится.

«В обмен на урок русского языка»

Николай Алексеев еще в 1924 году разыскал в «Атенеуме» - еженедельном лондонском «журнале английской и иностранной литературы, науки, изящных искусств, музыки и драмы» - за 27 апреля 1902 года такое объявление:

- РУССКИЙ ДОКТОР ПРАВ (и его жена) желали бы В ОБМЕН НА УРОКИ РУССКОГО ЯЗЫКА брать уроки АНГЛИЙСКОГО у английского джентльмена или леди. Письмо адресуйте мистеру Якобу Рихтеру. 30, Холфорд - сквер, Пентонвилл. Западный берег. Алексеев вспоминает, что после этого объявления у Владимира Ильича и Надежды Константиновны появилось три учителя - ученика: мистер Реймент, «почтенный старик, внешним обликом напоминавший Дарвина», служащий издательской фирмы «Джордж Белл и сыновья»; клерк Вильямс и рабочий Ионг.

- Кажется, этими лицами и ограничивался круг английских знакомств Ильича, - сообщает Алексеев. Двадцать лет спустя - 5 ноября 1922 года - Ленин отвечает на вопросы Артура Рансома, корреспондента английской буржуазной газеты «Манчестер Гардиан». Формулируя первый вопрос, интервьюер отмечает:

- Я нахожу громадное экономическое оживление, все покупают и продают, и, очевидно, нарождается новый торговый класс. Я спрашиваю: каким образом нэпман не является и не показывает признаков стремления быть политической силой? В ответ Владимир Ильич пишет:

- ... Ваш вопрос напомнил мне одну беседу в далекие, далекие времена в Лондоне. Дело было вечером в субботу. Мы гуляли с приятелем, лет двадцать тому назад. На улицах было необыкновенно оживленно. Торговцы расположились везде на улицах, освещая свои товары небольшими металлическими трубочками с нефтью или чем - то подобным. Огоньки были очень красивы. Движение на улицах прямо - таки необыкновенное. Все покупали или продавали. В России было тогда направление, которое мы называли «экономистами». Под этим немного буршикозным названием мы разумели ребяческое упрощение взглядов исторического материализма Маркса. Мой приятель был «экономист» и принялся сейчас же выкладывать свою премудрость: вот, дескать, за этой необыкновенной экономической деятельностью должно следовать стремление к политической силе. Я посмеивался над таким пониманием Маркса. Обилие мелких торговцев и их оживленнейшая деятельность нисколько еще не свидетельствует об экономической большой силе класса, от которой можно и должно заключить к «политической силе». Вероятно, Лондон сложился в всемирную силу торговли, и экономическую и политическую, путем немного более сложным, чем представлял себе мой собеседник, и уличные торговцы в Лондоне, несмотря на замечательное их оживление, от «политической силы» и даже от стремления к ней были довольно далеки. Я боюсь, что Ваш вопрос, почему это «нэпман» (т. е. уличный торговец? мелкий торгаш?) не обнаруживает у нас «признаков стремления быть политической силой», вызовет у нас улыбку, и мы ответим на него: по той же причине, по которой толпа на улицах Лондона, которая все покупала и продавала на улицах по субботам, не обнаруживала в Англии «признаков стремления к политической силе». Своим «приятелем» Владимир Ильич на сей раз иронически называет одного из лидеров «экономистов» - Константина Тахтарева, в 1902 году редактора «экономистской» «Рабочей Мысли», а относительно незадолго до того - члена ленинского «Союза борьбы». Но Ленин знакомится с рабочим бытом Лондона не только на улицах пролетарских кварталов. Он посещает рабочие собрания и потом говорит Надежде Константиновне об ораторах - пролетариях:

- Из них социализм так и прет! Докладчик пошлости разводит, а выступит рабочий - сразу быка за рога берет, самую суть капиталистического строя вскрывает... В 1931 году Крупская дополняет это свидетельство характерными деталями эмигрантского ленинского быта. Оказывается, Владимир Ильич, чтобы наблюдать рабочее движение, «брал газету, выбирал какое - нибудь рабочее собрание в пригородной части (например, он был на собрании, где обсуждался вопрос о городах - садах), приходил туда, садился в уголочек и слушал, как рабочие обсуждали эту тему».

«ПОМЕНЬШЕ БОЯТЬСЯ ТОГО, ЧТО АВТОР ПОДПИСАННОЙ СТАТЬИ ВЫРАЗИТСЯ ПО - СВОЕМУ»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Автомобиль вчера, сегодня, завтра

В машине двое: энтузиаст и скептик