Лагерь в тайге

Н Еремин| опубликовано в номере №311, ноябрь 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Весь вечер над Хабаровском стояли белые столбы света. Мощные прожекторы, направленные в зенит, просвечивали облака, плывшие над городом на большой высоте...

Днем хабаровские граждане ожидали прибытия самолета «Родина». Самолет не прилетел. Быть может, он опустился где - нибудь в тайге, а, может быть, потеряв радиосвязь, блуждает в ночном небе и штурман Марина Раскова тщетно вглядывается в беспросветную осеннюю мглу, ища хоть каких - нибудь ориентиров. Хабаровск зажег прожекторы. Они как спасительные маяки должны указать путь самолету, если он находится невдалеке.

Этой ночью я не ложился. Напряжение прошедшего дня еще не прошло. Накануне я отменил занятия своей воздушной части. Мы все готовились к торжественной встрече самолета «Родина».

На утро стало ясно, что с самолетом что - то приключилось. Мы начали розыски. Я получил приказ подготовить самолеты. Огромное количество их было поднято из разных авиационных частей. На поиски вылетели также тяжелые машины моей части.

Я дал летчикам указание обследовать сначала район реки Бурея, по направлению к Рухлову. Этот район изобилует сопками.

Летчик Катулин совершил два полета, но оба раза ничего не нашел. 29 сентября Катулин вновь поднялся в воздух. На этот раз его машина пошла в северном направлении, к реке Амгунь.

Маршрут Катулина был рассчитан на 9 часов полета. Но погода с утра буйствовала. Синоптики не разрешали самолету вылетать. Катулин поднялся с опозданием на 2 часа, и ровно на 2 часа пришлось сократить время его полета. В эту пору в наших краях рано темнеет. Соответственно мы сократили Катулину и дальность полета на 240 километров. Если бы из этих 240 километров Катулин использовал только 15, летчицы были бы найдены в тот же день.

Катулин прошел над рекой Амгунь до селения Дуки. Осипенко рассказывала мне после, что она и Гризодубова не раз слышали над собой гул моторов, но не могли дать знать о себе. Они попытались было стрелять вверх осветительными ракетами, но вскоре прекратили эти попытки: ракеты, падая вниз, в сухой ельник, могли поджечь его.

3 октября пилот Гражданского воздушного флота тов. Сахаров нашел самолет «Родина». Эта весть с быстротой молнии разнеслась по аэродрому. В 3 часа дня я получил приказ подготовить самолет к вылету, В 3 часа 40 минут тяжелый самолет и весь его экипаж были готовы. Но вылететь нам удалось только через 2 часа. Я пилотировал самолет до Комсомольска. В пути нас застигли сумерки. Когда подходили к Комсомольску, уже ничего не было видно. На аэродроме нам выложили букву «Т» из фонарей «летучая мышь».

Вылет из Комсомольска был назначен на 6 часов утра. Я просил к этому времени доставить на аэродром 2 тренировочных парашюта.

Заранее были заготовлены вымпел с кодом, продукты и одежда. В 9 часов мы были у цели. Я снизился насколько возможно и стал кружить над самолетом. Сначала мы выбросили продукты: шоколад, печенье, консервы. Затем - одежду и вымпел.

Как только летчицы получили код, они стали отвечать на заданные нами вопросы. Сперва они взобрались на правую плоскость и стали на ней. Это означало по коду, что у самолета они вдвоем.

Второй наш вопрос был: «Если Раскова выпрыгнула с парашютом, укажите направление, в котором она выбросилась».

Женщины тотчас же выложили «Т» и стрелу в юго-восточном направлении.

Следующий вопрос: «Взяла ли Раскова питание, если нет, выложите крест».

Кружа над лагерем, мы увидели, что его обитательницы спешно выкладывают крест.

Отвечая на вопрос «Возможно ли приземление парашютистов», летчицы быстро выложили разорванное «Т», что по коду означало «возможно».

В тот же день мы вновь возвратились к этому месту. Корабль на этот раз вел старший лейтенант Катулин. Четверо парашютистов: я, капитан Полежай, военврач 2 - го ранга Тихонов и лейтенант Олянишин, - нагруженные всем необходимым, ожидали сигнала у дверей кабины. Было решено, что я и Полежай спрыгнем к летчицам, а Тихонов и Олянишин выпрыгнут навстречу группе, продвигающейся к летчицам от селения Дуки, и приведут ее к самолету.

В 15 часов 40 минут мы подошли к самолету «Родина».

Наш самолет поднялся на высоту в 600 метров, летчик Катулин стал на курс, и мы приготовились прыгать. Первым шагнул с самолета вниз капитан Полежай, Николай Афанасьевич, мастер парашютного спорта. Это был его 301 - й прыжок. Я видел, как сверкнул на солнце вытяжной парашютик и выполнился большой серебристый купол.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Памятные даты

Гомер XX века

Звезда на копре

Из дневника комсомольца - заведующего шахтой