Куда исчезают лауреаты?

Павел Ермишев| опубликовано в номере №1311, январь 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Начать свою статью я хочу с мажорной ноты. Давно я уже не испытывал такого эстетического удовольствия и даже эмоционального потрясения, как прошедшим летом в Днепропетровске на V Всесоюзном конкурсе молодых исполнителей советской песни. Мне не забыть, как после блистательного и вдохновенного исполнения студенткой Тбилисской консерватории Тамарой Гвердцители песни В. Азарашвили и М. Поцхишвили «Музыка» в едином порыве встали оркестранты, аплодируя юной певице. А сколько чистоты и поэзии было в облике и пении каунасской студентки Гинтари Яутакайте! Как неожиданно из тишины полился серебристый, родниковой чистоты голос Гинтари, певшей а капелла первую строфу

Николая Рубцова на музыку Александра Морозова «В горнице»:

В горнице моей светло.

Это от ночной звезды.

Матушка возьмет ведро,

Молча принесет воды...

Раскованность и уверенность мастера – пожалуй, так можно охарактеризовать выступление рижанки Ольги Пирагс, демонстрировавшей приверженность к джазовой манере.

А сколько страсти и глубокого чувства было в пении армянской певицы Эрны Юзбашян, исполнившей интересную работу Роберта Амирханяна на стихи Марины Цветаевой – монолог «Мой милый, что тебе я сделала?» («Вчера еще в глаза глядел»).

Какие яркие индивидуальности, как непохожи они друг на друга, как разнятся и их вокальная манера, и сценическая подача песни, и репертуарные пристрастия. Талант должен удивлять. И конкурс в Днепропетровске подарил нам, слушателям, радость от встречи с новыми, в чем-то неожиданными, самобытными талантами из четырех республик. И не случайно они, выделившись уже в первом туре, победно завершили свои выступления – Яутакайте и Юзбашян были удостоены первой премии, а Гвердцители и Пирагс – второй. И хотя еще 9(!) лауреатских премий было выдано конкурсантам, именно этот «квартет» стал главным украшением творческого соревнования, определившим его ценность и значимость.

И все вроде бы хорошо и замечательно, и сразу несколько ярких дарований открыли (не в пример многим предыдущим конкурсам). Чего же, спрашивается, грустить?

А дело в том, что в Днепропетровске я встретился с тремя лауреатами Всероссийского конкурса исполнителей советской песни «Сочи-80»: Валерием Алиевым из Горьковской филармонии (1-я премия), стажером Уфимского оперного театра Радиком Гареевым (2-я премия) и солистом филармонии из Грозного Апти Далхадовым (3-я премия). Все трое – обладатели красивых, хорошо поставленных голосов. У каждого из них достаточно профессиональная исполнительская манера, в основе которой лежит ставшая давно уже традиционной сдержанная и довольно статичная подача советской гражданской песни. Мне было интересно узнать, как-то будут смотреться на нынешнем конкурсе лауреаты прошлого года. Любопытно было еще и по другой причине: за минувший год эти певцы не звучали во всесоюзном эфире. Почему? Может быть, они слабы или же о них позабыли, не пригласив в программы и не сделав с ними записи песен? Тогда же у меня созрел «крамольный» вопрос: почему бесследно исчезли лауреаты «Сочи-80»?

Для начала я спросил Алиева, Гареева и Далхадова: что они чувствовали спустя месяц после победы в Сочи? Ответ был единодушным – горечь и досаду. Певцы рассчитывали, и, видимо, небезосновательно – все-таки лауреаты Всероссийского конкурса, – на внимание к ним со стороны союзного эфира. Но этого не произошло. Впрочем, это можно понять. Помимо сочинского, в прошлом году проходили конкурсы: в Болгарии – «Золотой Орфей», в Чехословакии – «Братиславская лира», «Красные песни» – в Берлине. Так что в лауреатах недостатка не было. И все, естественно, хотят звучать в эфире. Но не до всех, как говорится, руки доходят: достаточно сказать, что на телевидении целый год пролежала видеозапись из Берлина, где ташкентская певица Лариса Кандалова стала лауреатом, а света так и не увидела.

Я не был в прошлом году на сочинском конкурсе, и мне было интересно услышать мнение о нем человека, участвовавшего в его работе. С этой целью я обратился к члену репертуарно-редакционной коллегии Министерства культуры РСФСР, заслуженному артисту республики В. П. Голикову.

В. П. ГОЛИКОВ. Прежде всего плохо были подготовлены участники конкурса, я имею в виду репертуар, сценическое решение песни, вокальную технику. Немало было оперных певцов, поющих громко, яркими, сочными голосами, часто любуясь собой. Но о создании образа многие забывали. В результате большинство оперных певцов дальше первого тура не прошли.

Одно решение организаторов конкурса показалось мне странным. Конкурсантам было предложено для обязательного исполнения 16 песен, многие из которых не обладали высокими художественными достоинствами и, следовательно, не могли способствовать раскрытию творческого потенциала участников. А ведь роль каждой песни очень высока, так как исполнители поют в туре всего 3 песни и каждая должна показать различные грани певца. А если обязательная песня к тому же еще и не подходит певцу, не соответствует его вокальным и сценическим данным, то такая она не просто балласт, а, если так можно сказать, камень, тянущий на дно.

Как уже повелось в последние годы, премий дали больше, нежели было достойных высокого звания лауреата. Идет это от желания никого не обидеть. А такая «доброта» снижает значение звания и уравнивает действительно талантливых певцов с посредственными, которым из соображений далеко не творческих также дали звание лауреата. Я убежден, что количество премий необходимо ограничить и присуждаться они должны сильнейшим. И уж, конечно, организаторы конкурса должны нести моральную ответственность за дальнейшую судьбу лауреатов, помогать в творческом становлении, в формировании их репертуара. Это относится и к радио и к телевидению. Тогда и композиторы охотнее станут сотрудничать с молодыми лауреатами.

Лауреатов «Сочи-80» никто во всесоюзном эфире не слышал, и их имена широкому кругу ничего не говорят. Не странно ли это? Может быть, сочинский конкурс был исключением? Да нет, слишком много исключений на моей памяти за последние пятнадцать лет. Если не ошибаюсь, у нас в стране за эти годы прошло двадцать или чуть больше всероссийских, всесоюзных и международных конкурсов «Красная гвоздика». Если же учесть, что на конкурсах присуждают всегда больше запланированного числа премий, то есть от 10 до 14, то, по самым скромным подсчетам, получается человек 250 лауреатов. Посмотрите на афиши – что ни солист или ВИА, то лауреат. Хоть караул кричи – кругом одни лауреаты! А послушать, если откровенно, некого. Ну, а в эфире годами звучат одни и те же имена, их всего десятка два-три. Где же тогда эта «армия» лауреатов? Кто-нибудь слышит в эфире Венеру Майсурадзе, Валерия Чемоданова, Анатолия Королева – ведь они победители всесоюзных и международного конкурсов? А где сейчас четыре обладателя первой премии всесоюзного конкурса, проходившего в Москве в 1977 году? А не постигнет ли «квартет» лауреатов Днепропетровска судьба их предшественников?

Вопросов набралось такое -множество, что захотелось разобраться в них. И я обратился к представителям Центрального телевидения, Всесоюзного радио, фирмы «Мелодия» и Союза композиторов.

Первым я попросил ответить главного редактора музыкальной редакции Центрального телевидения А. В. Шалашева: почему, как правило, всероссийские конкурсы исполнителей в Сочи Центральное телевидение не транслирует?

А. В. ШАЛАШЕВ. Прежде всего потому, что слишком невысок профессиональный уровень участников. Я был в 1978 году в Сочи на конкурсе, после которого в одной из центральных газет появилась статья под названием «Неспетая песня, или Почему не удался конкурс в Сочи». Помнится, автор статьи совершенно справедливо указывал на отсутствие профессионализма даже у лауреатов. И Всесоюзный конкурс в 1979 году в Ленинграде особенных открытий не принес. Асадуллина и Кандалову, победителей конкурса, мы уже знали. Довольно ярко показал себя Сенбек Джумагалиев из Казахстана, но он еще сыроват, многого не умеет. Неинтересен был и Всероссийский конкурс «Сочи-80».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Слезы и лавры

Документальная повесть

Три версии

Повесть