Кривой Рог

И Бас| опубликовано в номере №41, ноябрь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

1

КОЛЕСЯ по широким екатеринославским степям, я вдруг попал в царство индустрии.

Я никогда не был на Кавказе, но вот сейчас я иду, и мне кажется, что это - знаменитая Военно-грузинская дорога. Направо - высокая гора, к подножью которой лепится мой путь, налево - ущелье и река, а дальше снова горы. Они отливают красным цветом. Ветер поднимает на дороге облака красной пыли, и красным покрыты идущие мне навстречу люди. Это шахтеры. Я - в железорудном районе.

Новый колорит, совершенно иная природа, в которую я попал, создана руками человека.

Высокие и строго очерченные, как геометрические фигуры, горы - рудняк, красно-бурый камень, который вывозится из шахт. Я прохожу мимо ошеломляющих пропастей - это карьеры, в которых добывается железная руда. А вот естественная гора и пещера, у ее подножия - ход в рудник. На горизонте маячат кружевные капры - подъемники, с горы на гору переброшены легкие мостики, и все живет, дышит и движется.

Мне становится смешным противопоставление индустрии природе, которое делают где-то поэты.

Здесь я вижу, как много выиграла земля от своего союза с трудом.

Когда спустилась ночь, и засияли тысячи электрических фонарей на этом, и соседнем, и совсем дальних рудниках, когда немного затихло суетливое дыхание труда, и стала разливаться ароматная тишина южной ночи, - тихо выплыла в небо большая желтая луна, так мудро разделившая свое дело с электрическими фонарями, и я очутился в сказочной стране. Четкие силуэты переброшенных в воздухе мостков чернели, как китайские картины на позолоченном луной ночном небе; а электрические фонари выхватывали из темноты контуры изборожденной местности и сияли далеко на горизонте серебряными роями, манящими и ободряющими.

В ночной тишине загромыхали подводы, проскакали красивые большие лошади, и остался звенеть в ушах молодой смех и голоса. Рудничные ребята выехали в подшефное село.

2

ЕЩЕ пятьдесят лет тому назад здесь была нетронутая, заросшая в человечий рост травой, степь. И было маленькое безвестное местечко - Кривой Рог.

И вот рассказывают: жил в этих краях захудалый помещик Поль. У него был лакей, человек бывалый, Сибирь и Урал пешком исходивший. Гулял этот слуга однажды по балочке, нашел там камень и узнал в нем руду. Приходит тогда он к Полю и говорит ему: «Это не простой камень, это есть железная руда». Вот Поль и стал тогда действовать, и вся слава досталась ему.

А на самом деле не он руду открыл, а простой человек - слуга его.

Так говорил старый шахтер. Неученый инженер, принявший меня в своей лаборатории среди склянок, колб и камней, не согласился с ним.

Поль сам был страстным археологом. Попав, в поисках за курганами, в Криворожский район, он не мог не обратить внимания на совершенно особые горные породы, встретившиеся здесь.

Первую железную руду нашел Поль на скале «Орлиное гнездо». Заросла эта скала непроходимым лесом - и была недоступной. Три дня с топором в руках прорубал себе Поль дорогу к вершине и, когда, наконец, выбился, - отбил на самом верху камень, и это был кусок высокопробной железной руды.

Теперь никому неизвестно, где находилась эта скала, неизвестно, был ли у Поля слуга, и он ли навел своего барина на след руды.

Зато сохранилась грустная повесть о дальнейших мытарствах Поля. Не легко было в тогдашней России начать живое дело. Обратился Поль в Петербург к царским бюрократам, но те над ним посмеялись: «Зачем нам руда? У нас Урал есть. Хватит железа нам». Бросился тогда к капиталистам русским, и те на него холодно посмотрели, а кто и с усмешкой, - не с ума ли сошел человек: какое дело предлагает, попробуй поднять его, девственную степь в промышленный район обратить, рудники, электрические станции, железную дорогу построить. - Не хватило энергии у тогдашнего капиталиста российского.

А Поль между тем делал разведки, ездил, хлопотал, добивался и почти все свое состояние просадил на это. И вот, накануне разорения, один выход у него остался, - продал свое последнее добро и поехал во Францию. А там, конечно, за него обеими руками ухватились. Организовали французы акционерную компанию с Полем, закупили несколько участков и приступили к разработке руды. И в первые же годы заработала компания миллионное состояние.

Тогда лишь взялась за ум и наша отечественная буржуазия. Началась бешеная горячка. Каждый раз открывали руду на новых участках; люди, ложившиеся нищими, просыпались богачами. Кривой Рог стал расти, украшаться каменными особняками новых миллионеров. Весь район зажил буйным темпом американской жизни. К началу войны здесь уже добывалось 390 миллионов пудов руды в год - две трети всей добычи железной руды в России.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены