Коньки

Р Розова| опубликовано в номере №641, февраль 1954
  • В закладки
  • Вставить в блог

Павка Лосев был своего рода знаменитостью в ремесленном училище. Не потому, что лучше всех чертил или выигрывал первые места на спортивных состязаниях. Вовсе нет! Просто он был меньше всех ростом. И его называли в училище не Павел и даже не Павка, а просто Винтик.

Это было очень обидно. И никто не знал, сколько неприятностей доставлял Павке его небольшой рост.

Когда два года тому назад Лосев появился в группе, мастер Ян Мартынович внимательно посмотрел на него поверх очков и развел руками.

Потом мастер подвел Павку к слесарным тискам, и всем стало ясно, что работать за ними Павка не сможет, если даже простоит все шесть часов на цыпочках. Очевидно, он выглядел очень смешным рядом с огромным верстаком, потому что все рассмеялись. Не смеялись только мастер и Павка.

- Ну, ты, брат, не огорчайся, все уладим, - сказал Ян Мартынович и похлопал по плечу готового расплакаться Павку.

На следующий день возле павкиных тисков появился настил из досок. Павка с ненавистью посмотрел на это сооружение, но промолчал. Впрочем, стоять на помосте было удобно. Верстак приходился вровень с руками, и Павка мог легко работать.

На первом занятии, когда мастер рассказывал о том, как правильно держать инструмент, Павке покоя не давала мысль, что все люди как люди, а он один должен стоять на помосте. Неужели и на завод с этими досками идти придется?

Еле дождавшись перерыва, Павка поделился с мастером своими опасениями.

- Не беда, - успокоил его Ян Мартынович, - у нас ты в рост пойдешь.

... Жизнь не баловала Павку Посева. Отец как ушел в партизаны, так и не вернулся. А мать гитлеровцы расстреляли у Павки на глазах. Может быть, мальчик и перестал расти с того дня? Так и запомнилась ему мать: в разорванном на груди синем в крапинку платье, с высоко поднятой головой.

После смерти матери Павка остался, как говорят, старшим в доме. Хотя дома-то и не было. Фашисты его сожгли. Когда их деревня была освобождена, Наташу, младшую сестренку, определили в детский дом. Бойкая она, смышленая и вся в мать: большие голубые глаза, вздернутый носик, длинные косы.

На тумбочке рядом с книгами лежит наташина фотография. Павка каждый вечер на нее смотрит, но делает это так, чтобы ребята не видели.

С тех пор, как Павка надел черную шинель с серебряными буквами на петлицах и форменную фуражку, он почувствовал, что и впрямь вырос, стал шире в плечах, даже походка, и та переменилась. Правда, иной раз, нечего греха таить, хочется с разбегу перепрыгнуть через канаву, но Павка тут же сдерживает себя.

В город Павка любит ходить один, и не потому, что он сторонится ребят. Вовсе нет! Просто ни у одного из его товарищей не хватает терпения шагать всю дорогу степенно, важно, не торопясь.

- Идешь, точно гусыня, - часто подтрунивает над Павкой его друг Алеша.

Один только Миша Рябов понимает Павку и разделяет его взгляды. И хотя они учатся в разных группах - Миша на токаря, а он на слесаря, - их водой не разольешь. Ребята недоумевают. И о чем это Винтик с другом вечно шепчутся? «Секрет, конечно, невелик, - думает Павка. - Но не кричать же о нем на все училище? Придет время - узнаете».

А дело в том, что Павка с Мишей решили в первую получку купить себе по паре коньков для фигурного катания и ботинки к ним. У Павки никогда не было своих собственных коньков. Бывало, посмотрит мать, с каким трудом прикручивает он бечевкой к валенку ржавые, видавшие виды «снегурки», доставшиеся ему в наследство от соседского паренька, и скажет:

- Ну, ничего, чемпион, прогонит отец фашистов - купим тебе настоящие.

Только не суждено было ей выполнить свое обещание.

А на днях, принимая от Павки готовую работу, Ян Мартынович долго разглядывал отшаброванную деталь и неожиданно строго спросил:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены