Комсомольцы в гостях у Дзержинского

Г Панев| опубликовано в номере №23, март 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

МОРОСИЛИ комсомольские дождички, поливая советскую землю. Вырастали грибочками куцыми школы фабзавучьи. Да, как это было, как в сказке. И сказочная была школа, выродком каким - то - без родителей, без отца, без матери.

Это было в день первый.

А вот в день второй

ВЕДЬ все мы, ребята, комсомольцы. А газета «Молодой Ленинец» - тоже комсомольская, родная, своя, рабочая. Вот иногда углубишься там в страницу фабзавучью и волосья на голове подымаются от болячек школьных. Тут пишут, что в школе денег нет, помещения. В другой заметочке - школа накладной расход, там производственной программы нет и прочие страсти, фабзавучные муки.

И сердце комсомольское за фабзавуч кровью обливается. И думаешь - да когда же поймут хозяйственники, что школа фабзавуча - это их дело и когда же додумаются наши верхи, что фабзавуч надо поддерживать, дорожить им, и долго ли еще придется агитировать комсомолу, что только школа фабзавуча, рожденная в вихре революции, в пламени Октября, даст квалифицированного рабочего, нового пролетария, строителя советского хозяйства.

И нашим комсомольским головушкам, в особенности работникам по фабзавучу, становилось как будто непонятно: «Но неужели так и будет».

Думали, думали - как быть. И решили мы пойти к самому главному нашему хозяйственнику, старому большевику - ленинцу, который всегда к молодняку хорошо, даже больше чем хорошо, относится.

Было принято единогласно.

Камо грядеши? К хозяйственнику идеши!

ЗАРАНЕЕ Володька Рогов, наш экономист комсомольский, Ваня Тарасов, которого комсомольская фабзавучская братия зовет просто «Тарасыч - Наркомпрос комсомольский». Щварц - наркомтруд миллионной комсомолии и я, пишущий эти строки, - вот вам четыре портрета, которые двинулись вдоль по Петровке.

Петровка, 26. Проскользнули в таинственную дверь и... у нашего союзника по фабзавучным делам, т. Каменского, заведующего профтехотделом ВСНХ выловили все, что надо. Мысли одни крепко сидят - фабзавуч в руках т. Каменского; он его поставит на должную высоту. И сердце щемило от дум - «он не сдаст, а мы не сдрейфим».

Был намечен план на дальнейшее. Условились, наметили Тарасычу в блокнот цекисткий, о чем будем говорить, подумали еще и кончено. Подкатились к тов. Каменскому со словами:

- Нас пятерка идет, а т. Дзержинский только двух звал.

- Ну, ничего, - улыбаясь ответил он, - всех примет.

У меня от сердца отлегло, ну, думаю, - пойду и все расскажу.

Часы приема были в семь. А теперь было шесть часов сорок минут.

- Ну, идем, ребята!

6 часов 40 минут, плюс двадцать минут = 7-ми часам

ДАН ПРОПУСК и мы у него. У меня лично как - то неспокойно. Встретил он нас душевно, по - свойски. Мы было руки протянули поздороваться, он нас по пионерскому обычаю приветствовал, со словами, с улыбкой. Как - то светлее стало, и весь мнимый страх прошел. Сели в кресла поудобнее - он против нас.

Я рядом с Володькой Роговым, а Шварц - с Тарасы - чем. Блок - ноты вытащили. Ну, думаем, сейчас все выложим.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Бродяга-электрон

Странствия в телефонном аппарате