Колхозники в генеральской усадьбе

Ф Малов| опубликовано в номере №250, октябрь 1933
  • В закладки
  • Вставить в блог

Катерина одевается перед зеркалом. Светлое полотно зеркала обвито вышитым полотенцем. У Катерины появились шелковые платья, шелковые кофточки, таежные телесные чулки, но нет гардероба, Она стоит перед зеркалом, кругом модные туфли, лубяные укладки, галстуки. Ленты и брошки Катерина вынимает из темного, как кожа, глиняного горшка.

На шестке потрескивает костерок. Сбоку, ребром к огню, стоит утюг. Конец суконной тряпки исколот золотыми зубьями огня. В избе трудно дышать от кислой гари. Пятьдесят рублей отдала бы Катерина за утюг, о который можно наложить горячих углей и гладить им свежее белье. Но главное и не в утюге. Нет гардероба с гладкими чистыми полочками, с прямым квадратным зеркалом, врезанным в звонкую дубовую дверку.

Изящные и модные вещи, разбросанные среди нелепых укладок, не радуют Катерину. А потом - разве - скрыть эти песчано-брусничные следы, оставленные клопами над никелированной кроватью? Неуклюжие длинные лавки, полати. У Катерины, как и у каждого, есть отец и мать, двое дедов, две бабки, четверо прадедов и четыре прабабки, во - сем прапрадедов и восемь прапрабабок. Они жили в окружении вещей, оставили вещи по наследству. Катерина не хочет пользоваться допотопными вещами.

Они занесены столетиями, эти вещи, в деревенскую избу и окаменели, словно археологические редкости.

Открытые окна выходят в парк. Липовые и березовые аллеи разбегаются изогнутыми лучами. Над ручьями висят голубые параболы воздушных мостиков. Сверкают синие чаши прудов. Строгие мраморные фигуры на расшатанных гранитных пьедесталах. На площадке у главного подъезда с коринфской колоннадой зарастают последние следы причудливого газона.

Дом генерала Горновича строил незаурядный архитектор. Со вкусом разбивался генеральский парк.

Сейчас в усадьбе сосредоточена хозяйственная и культурная жизнь деревни Плещеевки. В главном генеральском доме - плещеевский колхозный клуб. В огромном зале с раскрытыми окнами ребята и девушки слушают патефон.

Катерина Увасова выбирает знакомую пластинку с вальсом.

Блестящий диск патефона зовет к движению и к песне. Первая застенчивая парочка отделяется от двери. За ней другая. Потом сразу начинает двигаться очень много людей, они спешат. Блестящие кружки пластинок меняются. За окнами уже клубятся и отплясывают по земле неприветливые сумерки осени. На столе быстро растет стопка переигранных пластинок. Патефон успешно преодолевает сумерки. Музыкальный репертуар иссякает, на диск положена последняя пластинка.

Мембрана, завершив спиральный круг, хрипло замирает.

Завклубом Иван Коршунов щелкает светлыми запорами футляра. Незамысловатая коробка на столе мертва. Движение стихает. Опадают шум и голоса. Семерки вваливаются с улицы.

Все...

Больше нечего делать в плещеевском колхозном клубе.

Иван Коршунов предлагает журналы и газеты. Сторож сонливо расставляет сдвинутые столы. Ребята и девушки выходят в парк.

Придут!... - спокойно замечает Иван Коршунов.

Молодежь обратно вернется в клуб. Готические часы с бронзовым барабанщиком показывают только восемь. Сегодня в клубе будет кино. Да и все равно в праздники Плещеевка раньше одиннадцати не ложится спать.

В правлении колхоза «Красный луч» висит политотдельская газета. Под массивной шапкой «Забытый фронт» изображена карикатура, показывающая великое смятение плещеевских кооператоров. В сельпо стучится новый ассортимент. Кооператоры в страхе забаррикадировались лаптями, глиняными плошками.

... Мыльный порошок и пудра. Одеколон. Шахматы. Фарфоровая посуда. Патефоны, балалайки, двухрядки. Металлические ложки. Шкафы. Механические детские игрушки. Шелк. Сукно. Меха Луженые кастрюли и примусы.

Культура внедряется в деревенский быт в образе реальных предметов. Голос этих предметов иной - фарфоровый, металлический, привлекательно свежий. А в плещеевском сельпо... лапти. Политотдельская газета, высмеивающая кооператоров, вывешена в колхозе неслучайно. Около газеты теснота и галдеж, словно перед манифестом.

Тяжелые обвинения завклубом Ивану Коршунову предъявляет прежде всего великолепная генеральская усадьба с парком. Мраморные изваяния например приобрели способность удивительно легко передвигаться. При этом антики меняют местожительство преимущественно ночью, когда колхозный сторож Васильев старательно пропекает в золе молодой картофель. Ценная скульптурная группа «Лаокоон» валяется в осоке в двух шагах от грязной лужи.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены