Карский прорыв

Братья Вайнеры | опубликовано в номере №1307, ноябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

К столу подошел Федор Муратов, равнодушно глядя поверх их голов, сообщил:

– Гуляш из тюленя, вареная треска, капустная солянка, щи. Все.

Чаплицкий сбросил башлык, негромко проворчал:

– Не больно ты меня балуешь, брат Федор! Вижу, что не загуляешь у тебя...

Федор всмотрелся в лицо Чаплицкого, узнал, тихо ахнул:

– Господи, никак Петр Сигизмундович! Вы же... вас же... Господи, радость-то какая!..

Чаплицкий открыто, сердечно улыбнулся:

– И у меня сегодня радость, Феденька. Иди скажи Тишке, пусть накроет нам в задней комнате чего бог послал.

Федор опрометью бросился к старшему брату.

Они вошли в заднюю комнату трактира – «кабинет», – где их встретил с распростертыми объятиями Тихон Муратов.

– Дорогим гостям – честь и место! Чаплицкий, обнимая хозяина, сказал Берсу:

– Знакомьтесь, ротмистр. Это мой друг, советчик и верный помощник Тихон Савельевич Муратов.

И обернулся к Тихону:

– Что, Тиша, плохо живем?

– Хуже некуда, Петр Сигизмундович. Голодуют людишки шибко, до края дошли.

Чаплицкий бросил насмешливо:

– А тебе их, Тиша, жалко? Муратов с жаром возразил:

– Не-е! Чего их жалеть! Это им только помстилось, будто все – всем стадом, значит – могут сладко есть да пить. Не было так никогда и не будет. Звереют они, однако. Боюсь, конец нам всем, ежли избавление не придет.

– Вот я и пришел, чтобы мы вместе приблизили час избавления, – серьезно сказал Чаплицкий.

– Мы с братом всегда готовые, – твердо заверил Тихон.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Шедевры моде не подвластны

С композитором Алексеем Мажуковым беседует специальный корреспондент «Смены» Леонид Плешаков

Младший в рабочей династии

Размышления о роли общества и семьи в профессиональном становлении молодежи

В кривом зеркале

Со старшим научным сотрудником Ленинградского музея истории религии и атеизма, кандидатом искусствоведения Яковом Шурыгиным беседует наш специальный корреспондент Василий Кондратьев