Карский прорыв

Братья Вайнеры | опубликовано в номере №1307, ноябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

Чаплицкий театральным жестом указал на него:

– Во-во-во! Смотрите, Берс, сейчас будет приступ благочестия. Вот так же он обмахивался, когда я приказал расстрелять политически неблагонадежных рабочих на его лесопильном заводе. Конечно, по его просьбе: не надо платить жалованье за полгода, а остальным можно снизить ставки...

Берс укоризненно покачал головой:

– Ай-яй-яй! Кто бы мог подумать!..

А Чаплицкий заверил:

– Вы не можете себе представить, Берс, что в этом богобоязненном старце клокочет гордыня Рябушинского и тщеславие Форда. При моем содействии за три года он купил... – Чаплицкий принялся неторопливо загибать пальцы: – Лесозавод, причал, свечную фабрику, буксир, четыре лихтера и трактир в порту...

Чаплицкий остановился рядом с Солоницыным:

– И все на чужие имена. Правильно я говорю, Никодим Парменыч, ничего не забыл?

Солоницын прикрыл глазки, пожал плечами: говори, мол, говори.

Не обращая на это внимания, Чаплицкий сказал не без гордости:

– Должен вам заметить, герр Берс, что, этот лапоть, этот серый валенок подготовил мне лучших доносчиков и соглядатаев...

И снова обратился к купцу:

– Все их рапорты вместе с вашими, Никодим Парменыч, записочками пока припрятаны.

– Это вы к чему, ваше высокоблагородие? – ершисто спросил Солоницын.

– Это я к тому, многоуважаемый господин Солоницын, что вы напрасно собрались дожидаться мира и благодати при большевичках. Вы солдат армии, из которой можно демобилизоваться, только померев. Уйдя в мир иной. Все поняли?

Солоницын покорно склонил голову:

– Должон был понять. Што тут не понять? Значится, теперя прикажешь мне по ночам на улицах бегать да комиссаров стрелять? Али штаб ихний поджечь?

– Вот это я без вас управлюсь, – засмеялся Чаплицкий. – Ваша другая задача. Мы теперь будем жить у вас, пока вы нам другое жилье, поспокойней, не подыщете. Это раз. Во-вторых, срочно приготовьте мне – к завтрему – четыре тысячи рублей...

– В «моржовках» али в нынешних? – деловито спросил Солоницын.

– «Моржовками» и нынешними можете оклеить вот эту свою уютную гостиную. Я человек крепких взглядов – нужны золотые николаевские червонцы. Солоницын покачал мясистым клювом:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Шедевры моде не подвластны

С композитором Алексеем Мажуковым беседует специальный корреспондент «Смены» Леонид Плешаков

Младший в рабочей династии

Размышления о роли общества и семьи в профессиональном становлении молодежи