Как мы начинали служить на флоте

И Всеволожский| опубликовано в номере №395-396, ноябрь 1943
  • В закладки
  • Вставить в блог

Зовут меня Николай Дворцов, и теперь я капитан третьего ранга. Ровно двадцать лет назад я был секретарём уездного комитета комсомола в Саратовской губернии. Мне тогда было всего семнадцать, и как я мечтал о флоте, черт возьми!

Когда производился первый комсомольский набор, во флот и из Саратова к нам в уезд пришла телеграмма о том, что мы должны послать в Севастополь двух комсомольцев, я твёрдо и бесповоротно решил, что одним из них буду я.

Мне, правда, не хватало одного года (брали с восемнадцати), но я упросил секретаря укома партии отпустить меня на флот, и пока уком решал вопрос, я - дело прошлое, да что греха таить - превратился в документах из семнадцатилетнего в восемнадцатилетнего... Чего только не сделаешь для флота!

Немногим позже, когда я вёз уже группу саратовских комсомольцев в Севастополь, мы одного страстного любителя морской службы в течение нескольких дней прятали в вагоне под лавкой. И привезли. И скопом умоляли флотское начальство, что беды большой в том нет, что парень будет чудным моряком. И мы добились, что его приняли во флот, и он впоследствии стал отличным мотористом на торпедном катере.

Но это всё было потом. А вообще - то в первые дни мы много переволновались, пережили. Ещё бы! Каждый из нас думал, что не успеет он приехать в Севастополь, его сейчас же отправят на корабль, обмундируют в заветную флотскую форму - и он тотчас же станет заправским моряком. Мечты, мечты!... Один думал, что сразу же попадёт на подводную лодку, другой - на миноносце пойдёт заграницу, третий...

Многие из нас ведь несмотря на молодость прошли суровую школу гражданской войны. Мы ехали, увешанные оружием, как закалённые бойцы. Были такие, которые воображали, что оказывают своим прибытием высокую честь флоту.

Я помню такую картину. Прибывает группа оренбургских комсомольцев. Вожак её. парень весьма боевой, весь увешанный оружием и бомбами, словно рождественская ёлка, в кубанке, в красных галифе, войдя на двор училища, оглядывает свою гвардию и гордо спрашивает:

- Кто тут у вас будет командир флота?

Дежурный вызывает начальника «училища, знаменитого Татаринова. Татаринов отвечает.

- Я начальник училища. Что вам угодно?

- Добровольцы от Оренбурга в военно - морской флот.

- Пожалуйста, милости просим. Пострижётесь, сходите в баню, комиссию пройдёте.

- Что? Стричься? Не желаю. У меня волосы очень прекрасные.

- Что? Сдать оружие? Не желаю.

- В бане переоденетесь.

- В морскую форму?

- Ну, конечно...

Обескураженные спокойным тоном начальника училища, ребята покорно идут в баню. И вот они раздеваются; парятся, хлещут друг друга вениками. Выходят в предбанник, где ждёт их флотская форма. Что же это такое? Собственная одежда исчезла, как и оружие, а на лажах вместо ослепительных брюк типа «клёш», форменною и фланелевою лежит грубое брезентовое обмундирование и бескозырки - без ленточек!!!

Всё рушится с небес на землю. Носить эту грубую рабочую робу, эти безобразные чёрные блины? Нет, никогда! И ребята голые сидят в бане, обсуждают положение, возмущаются и не желают одеваться.

Приходят дядьки - старые флотские служаки. Убеждают, что ленточку и форму надо ещё заслужить. На корабли? Нет, сначала в экипаж, на строевое обучение. Моряк должен блистать выправкой, чеканным флотским шагом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены