История моего прадеда

А Степанов| опубликовано в номере №427, март 1945
  • В закладки
  • Вставить в блог

Прапрадед мой Семён Степанович Степанов был крепостным крестьянином князей Белосельских-Белозерских. Суворовский солдат, он на войне потерял ногу и как инвалид вернулся в родное село, в Тверскую губернию. Когда подросли его сыновья и одного из них, Петра, зачислили и рекруты, старый вояка решил, что сын его должен служить только под началом «батюшки Александра Васильевича». Случилось так, что великий полководец в это время жил неподалёку в своём сельце Кончанском, Новгородской губернии. Старик с сыном собрались в дорогу, добрели до Кончанского, бросились Суворову в ноги и «били челом» о службе под его командой.

Генералиссимус помнил в лицо всех своих старых ветеранов, узнал он и Семена Степановича, припомнил его ратные подвиги под Рымником, Фокшанами и Измаилом и пообещал зачислить Петра Степанова в свою армию, которая тогда шла через Австрию, направляясь в Ломбардию, чтобы изгнать оттуда французские полки. Так будущий генерал-майор и кавалер попал в число суворовских чудо-богатырей.

Он проделал весь Итальянский поход, побывал в боях при Требни и Тидоне, затем участвовал в Швейцарском походе, перевалил через Сенготардский перевал, был тяжело ранен, и, по тогдашнему обычаю, его оставили на попечении местных жителей впредь до выздоровления. Полтора года Пётр Семёнович прожил в Верхнем Тироле, оправляясь от ран.

За это время он научился хорошо говорить по-немецки, выучился немецкой грамоте. Работящие, смекалистый русский солдат заслужил общее уважение тирольцев, к нему уже стали засылать невест, уговаривая навсегда осесть среди тирольских гор, но тоска по родине превозмогла все соблазны. И молоденький русский солдат отправился пешком из далёкой Швейцарии в родную Тверскую губернию.

После побывки дома Петра Степанова вновь взяли в армию, так как служба тогда была пожизненная. В 1805 году он уже в звании фейерверкера участвовал со своей батареей в бою под Аустерлицем. Под Прейсиш-Эйлау в 1807 году был ранен пулей в грудь, но остался в строю до конца сражения. Хорошо грамотный, прекрасно знающий немецкий язык, боевой суворовский солдат, он был уже достаточно образован для офицерского чина и за бой под Прейсиш-Эйлау его произвели, в офицеры.

Спустя два года Пётр Семёнович участвовал в Северной войне за присоединение Финляндии. Он сначала находился в Саволоксе в отряде генерала Раевского, лично знавал будущего знаменитого партизана Дениса Давыдова. С войсками перешёл по льду через пролив Кваркен и побывал в Швеции. Вернулся с этой войны он уже штабс-капитаном и кавалером нескольких орденов.

Став офицером, он начал вести дневник войны, причём писал его на немецком языке, так как немецкую грамоту знал в это время ещё лучше русской. О Финляндском походе он говорил, как о самом трудном после Швейцарского. Дремучие леса, болота, враждебное население, плохой климат делали войну на финском театре очень тяжёлой.

Война 1812 - 1814 годов принесла ему дальнейшие успехи по службе. Прадед проделал весь поход от Вильно до Москвы, а затем от Москвы до Парижа. За мужество и храбрость в Бородинском бою он был награждён офицерским георгиевским крестом, и имя его впоследствии было занесено на мраморную доску в Храме Христа Спасителя. В боях под Красным и Дорогобужем он получил два ранения, но, перемогаясь, остался в строю.

В январе 1813 года русская армия вторглась в пределы Восточной Пруссии. Немецкий корпус Йорка перешёл на сторону русских и стал воевать против Наполеона. Немцы оказались союзниками русских, но союзниками, которые часто были хуже противника. Обмёрзшие, голодные, обносившиеся в походе русские войска не могли найти у прусских бюргеров ни крова, ни продовольствия. Высокомерное, презрительное отношение к русским было характерно для всех пруссаков, несмотря на то, что именно русские войска разбили наголову великую армию Наполеона, перед которым угодливо пресмыкались немцы во главе со своим королём.

Когда русские войска заняли столицу Восточной Пруссии Кенигсберг, в нём было установлено русское военное управление и городничим назначили майора Петра Семёновича Степанова. Выбор пал на него, потому что он прекрасно знал немецкий язык, бывал в Восточной Пруссии в 1807 году, и был знаком с нравами и обычаями прусской столицы. В его послужном списке значилось, что «майор Пётр Семёнович Степанов за болезнями, от ран и контузий происходящих», назначается городничим Кенигсберга.

В воспоминаниях об этом времени прадед приводит много примеров двуличности и вероломства немецкого населения.

Внешне угодливые немецкие бюргеры на улицах отвешивали русскому городничему поясные поклоны, а в спину грозили кулаками. Бюргерши низко приседали перед молоденькой женой городничего Дарьей Тихоновной, скромной русской женщиной, которая приехала к мужу в Кенигсберг, и гримасничали и смеялись ей вслед. Даже продукты русскому городничему доставляли гнилые, порченые. Много неприятностей пришлось пережить Петру Семёновичу с женой в Кенигсберге, и он так резюмировал свои впечатления:

- Хотя мы и воюем с французами, но они к нам относятся гораздо лучше, чем немцы, которые, угодливо кланяясь на улицах, всегда готовы из-за угла убить русского человека. Вполне понятно, что в ответ на диверсионные акты, «разбойные нападения и грабежи» русские власти отвечали репрессиями.

Решительные мероприятия прадеда вызвали недовольство немцев, и они добились отозвания его из Кенигсберга. Всё же при отъезде прадеда бюргеры устроили в его честь банкет, на котором Пётр Семёнович и Дарья Тихоновна боялись к чему-либо прикоснуться, опасаясь отравы.

По настоянию русского командования немцы занесли имя П. С. Степанова наравне с прочими бургомистрами Кенигсберга на мраморную доску в главном зале Кёнигсбергской ратуши.

Пётр Семёнович продолжал свой боевой труд. Он участвовал в битве народов под Лейпцигом, был ещё раз ранен в бою под Фер-Шамненуаз и дошёл со своей батареей до Парижа. В 1815 году Пётр Семёнович вместе с женой вернулся в Россию. Выходец из крестьянской среды, он горячо сочувствовал либеральным идеям будущих декабристов. К 1825 году в чине полковника он командовал артиллерийской частью, расположенной в Бессарабии и на Украине. Хотя сам прадед не был привлечён непосредственно по делу о декабристах, но всё же кое-кто из офицеров его части оказался арестованным, а Пётр Семёнович «за недостаточный надзор за подчинёнными» был уволен со службы без мундира, и пенсии.

Не имея средств, обременённый большой семьёй, он попал в очень тяжёлое материальное положение. Помогли начавшаяся Персидская, а затем Турецкая войны: он вернулся в армию. Польская война 1830 года принесла ему чин генерала и... отставку: царское правительство не доверяло его политической лояльности.

Умер Пётр Семёнович в 1865 году 87 лет от роду и похоронен в склепе под главным собором Ново-Девичьего монастыря в Ленинграде. На могиле его лежит чугунная плита, на которой перечислены все походы, в которых он участвовал.

Так прошёл свой жизненный путь рядовой русский крестьянин, суворовский солдат Пётр Семёнович Степанов, один из миллионов незаметных русских людей, мужеством и патриотизмом которых росла, ширилась, крепла и мужали наша родная страна.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены