Испытание

М Мазур| опубликовано в номере №307, июль 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Радостно было улетать, когда дело сделано. Еще полчаса - и мы будем на своей территории. На карту я нанес все, что заметил во время полета. Комдив Смольский знает теперь, куда надо ударить, а командарм будет иметь с ним связь. Смотрю на уплывающие назад окрестности, на бурлящие вверху косматые тучи: хотя бы дождя не было, а то не долетим.

Сам того не замечая, я запел. Меня оборвал Суранов: он показал рукой на бензиномер. Внезапно захлопал мотор. Что такое? С враждебностью посмотрел я на землю - врага летчика: о воздух еще никто не разбивался, земля же укоротила жизнь многим.

Суранов переключил бак. Мотор опять заработал. «Хотя бы фронт перелететь...» Винт вращается рывками. Суранов оборачивает ко мне встревоженное лицо. Я понял: надо садиться.

Сразу стало удивительно тихо, только жалобно и протяжно гудели растяжки самолета от встречных струй воздуха. Суранов что - то ворчит себе под нос. Выбирать площадку некогда, вон лужок... Кругом лес, кусты, ни живой души. Тихо - тихо подошли к земле; самолет слегка плюхнулся, потом лениво пробежал метров двадцать, чиркнул крыльями по лозняку и остановился...

Нас окропили первые капли дождя. Суранов, ругаясь, выскочил из кабины. Открыли капоты и увидели маленькую дырочку от пули в середине бензинового бака. Бак был пуст.

- Вот тебе и пятница, - процедил сквозь зубы Суранов.

- А ты что же не осмотрел самолета в Шарлыке, а хвастался? - не стерпел я.

Суранов подошел к кабинке, ударил рукояткой нагана по стеклу компаса, подул, чтобы вылетели склянки, и, наклонившись, большими глотками ВЫПИЛ спирт. Подумав, он опять со злостью ударил рукоятью нагана по браслету на левой руке, который носил как талисман. Осколки браслета разлетелись в стороны, по руке потекла струйка крови.

- Балда я, - с особым ударением сказал Суранов, - носил эту пакость, думал, поможет.

Суранов пососал кровь на руке, выплюнул и закурил.

- Уходить надо, - сказал я.

- От самолета я никуда не уйду. Налетел ветер, хлестко ударил в лицо и затих. Сейчас же по самолету забарабанили капли; на небе прогрохотал гром, будто взорвался динамит, и хлынул весенний ливень.

Мы укрылись от дождя под самолет. Сидели молча. Заглушая шум дождя, гремели раскаты. Приближался вечер. Ливень сразу затих.

- Помогай мне, - сказал Суранов, и достал перочинный ножик. Он подполз под самолет и начал вырезать куски полотна, на которых были намалеваны звезды.

- Зачем? - удивился я.

- Эх, ты, Вася!... Белыми будем, - твердо сказал Суранов.

Куски полотна со звездами мы забросили в кусты, торопясь, чтобы никто не увидел.

- Прячь документы, - скомандовал Суранов.

Когда я прятал бумаги за подклейку сапога, послышался топот... Четыре вооруженных казака и парная - повозка приближались к нам. Из - под копыт разгоряченных коней летели брызги. Суранов неожиданно для меня пошел навстречу казакам.

- Здорово, земляки! - спокойно остановил он конных.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены