Искатели голубого камня

Мих Розенфельд| опубликовано в номере №233-234, ноябрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Кашгарца не нужно было торопить. Подкормленные кони стояли оседланные, и не прошло и пяти минут, как путешественники двинулись дальше.

В ущелье путь стал затруднительным. Горный поток остановился всклокоченным льдом. Вдали поднимался взметенный лед, поток остановился в движении, мгновенно умерщвленный морозом. Лошади стали, пришлась слезть. Висковский начал карабкаться по откосам, проводник, заарканив коней, пошел верхом. Он шел по обледенелой тропе, и каждую секунду кони бились об лед, срываясь с берега вниз. Висковский полз среди хаотического нагромождения льда, порой он ложился и полз, протаскиваясь между льдинами, и был похож на выброшенную прибоем рыбу. Три часа искатели лазурного камня пробивались вперед, и наконец Николай, не вытерпев, полез на самую высокую льдину. Река сворачивала у скал, у ее подножья толпились воронкообразные льдины, и с уступа скалы, откуда спадал поток, свисали синие ледяные сталактиты.

Старик остановился, сдерживая срывающихся коней. Висковский увидел, что дальше путь невозможен. Они находились в кольце гор, и нигде не было видно перевала. Стояли высокие отвесные горы, покрытые снегом, ледяные вершины горели на солнце. Николай прикрыл рукой глаза от солнца, но тотчас отнял руки, ибо он должен был искать путь... Кашгарец тем временем отрезал кусок хвоста у своей лошади и принялся плести сетки для глаз. Знаком подозвав к себе Николая, он протянул ему волосы, предлагая сделать то же самое, но тот, не замечая его, осматривался по сторонам.

- Нет. Здесь нет никаких месторождений, - как всегда при волнении, заговорил он сам с собой. - Дальше нет пути... Вот он, конец глупого дела...

Старик сделал вид, что он не понимает положения или желая скрыть свои мысли о постигшей их неудаче, оставался спокоен и плел сетку для глаз. Когда сетка была готова, он пристроил ее к шапке, опустил на глаза и медленно пошел на гору, приставив лошадей к осколку сорвавшейся скалы. Висковский стоял в отчаянии, не зная, что предпринять.

«Ошибка? - рассуждал он, - или залежи - сказка, легенда?.. Но тот камень, что принес кашгарец, откуда он? Да откуда тот камень?!» - Эй, старик, - закричал Висковский и тотчас замолчал. Кашгарец скрылся.

За камнем топали покинутые кони, валялись сумки. Старик пропал. Но вот вдруг у скалы послышался шорох и хруст трескающегося льда.

- Где ты? - позвал Николай, повернувшись к скале. Из - за льдин внезапно появились архары. Вне себя от изумления Николай смотрел на них, и обычно пугливые животные глядели на него бесстрашно, подходя все ближе и ближе.

Забывшись, Висковский сделал движение, как бы желая подозвать животных. Архары встрепенулись и в страхе кинулись в пещеру. В туже секунду они выскочили обратно. Из пещеры вышел кашгарец. И опять Висковский не узнал своего проводника, так изменило его новое превращение. Кашгарец выпрямился, от старческой сутулости не осталось и следа, он стоял, вытянувшись во весь рост. Висковскому показалось, что он стал вдвое выше. Кашгарец величаво поднял руку и громко, полным голосом, крепким, могучим голосом возвестил:

- Они здесь, небесные камни!

Произнеся это, кашгарец опять исчез в пещере. Висковский бросился за ним и очутился в полной темноте. Он остановился, вытянул голову, ничего не видя.

- Сюда! - позвал откуда - то из глубины проводник. Висковский пошел на голос и вскоре наткнулся на старика. Он взялся за его пояс, и они пошли вместе. Идти пришлось недолго, вскоре впереди забрезжил свет, еще несколько шагов - и в расщелину ударило солнце. Оттолкнув проводника, Висковский побежал, протиснулся между камней и очутился в узком ущелье.

Яркие камни, лазоревые россыпи струились голубым светом. Снег сквозил на синеющих глыбах, как остановившиеся облака, от солнца камни синели огнем, белая рябь покрывала голубизну, и россыпи лежали, будто осколки разбитого неба. Ни один звук не доносился в ущелье, было тепло, россыпи извивались, ускользая вдаль, как убегающий ручей.

Все вокруг голубело, как на ранней заре, и лицо кашгарца осветило голубым сиянием. Куда ни смотрел потрясенный Висковский, он всюду видел лазурные переливы россыпей, и камни точно шевелились, вспыхивали, разгорались...

Свистнула птица, и Николаю показалось, что камни тихо отозвались, но то прошелестело дуновение легкого ветра. По склонам скал из бледного известняка выступали, вырезывались острые зазубренные голубые пики. Лазоревом хвоей в высоте, точно с окаменевших деревьев, простирались хрупкие пласты, а у ног, притаившиеся рыбой, раскидались мелкие каменья. Мелкой белой чешуей были покрыты осколки, и посередине, склонившись на бок, отбрасывая призрачную синюю тень, как обрушившаяся скала, возвышался голубой колосс. Светящиеся пирамиды вдали сливались с воздухом, россыпи не имели конца, и, медленно ступая, шел Висковский по каменной лазури. Он чувствовал себя на другой планете и, распахнув на груди тужурку, он задыхаясь шел по ущелью, не в силах остановиться.

- Дорогой старик - позвал Висковский, чувствуя за собой кашгарца. Неожиданно страшная боль хлестнула по глазам. Николай пошатнулся, еще не соображая, что произошло, на мгновенье он открыл глаза, искристый лед помутнел, побагровел, красная резь пронзила глаза, и стало темно.

Сообщение геолога Н. в краевой комитет комсомола

«20 ноября с. г., возвращаясь со своей запоздавшей группой в Ош, невдалеке от перевала Мертвой горы, в старом станционном пограничном здании я нашел двух людей, один из которых оказался членом вашей организации Николаем Висковский. В этот район мы попали, отклонившись от своего пути, так как в развалинах пастушечьей хижины нами были обнаружены двое замерзших людей, на снегу же имелись следы еще двух ушедших по направлению на восток. Немедленно мы отправились за ними и таким образом попали к месту нахождения т. Висковского. Наша помощь пришла своевременно. В старинном здании мы застали ослепшего т. Висковского. Возле него находился старик - кашгарец. Больших трудов стойло нам узнать у старика истину происшедшего; он молчал, и все наши попытки оставались тщетными. Не помогли и угрозы. Бросив расспросы, мы спешно оказали необходимую помощь т. Висковскому. Он временно ослеп от сверкания ледников, и в настоящее время, благополучно доставленный до Гульчи, он передан в госпиталь, где на его глаза наложены повязки, и вызванный специалист ручается за его выздоровление.

Ввиду того, что старик до конца отказался нам отвечать, я позволил себе раскрыть походные сумки т. Висковского, и только таким образом удалось получить некоторые сведения. Судя по дневнику, он предпринял экспедицию к неизвестным месторождениям ценнейшего минерала - ляпис - лазури, - которые им были найдены. К сожалению, в записях не указано точного месторождения, но в сумке оказались великолепные образцы. Спустя два дня, когда состояние т. Висковского улучшилось, мы получили от него самые подробные сведения. Часть группы отправилась на поиски, и без труда открытые им месторождения были найдены.

Лазоревый камень - редкий минерал, месторождения его, известные в далеком прошлом, теперь иссякли. Ценность ляпис - лазури необычайна.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены