Гвардейский штандарт

Н Шихеев| опубликовано в номере №359, май 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

Трубачи кавалергардов, покачивая красными султанами, играли в серебряные трубы сигнал «аппель»: «В свои места скачите!» Всадники на взмыленных конях прекратили погоню и повернули к полковому штандарту, чтобы вновь построиться в боевой порядок. Но в грохоте пушек более сотни кавалергардов разных эскадронов не услышали сигнала и, промчавшись до Семеновского ручья, наткнулись на большую группу саксонцев, начавших восстанавливать порядок.

Поручик Шкурин, худенький, робкий, неловкий юноша в белых перчатках с огромными крагами, увидев саксонцев, построил эскадронную колонну для новой атаки врага.

Порыв ветра донес до него сигнал серебряных труб. Шкурин оглянулся и, заметив вдали узорчатый шелк штандарта, вспомнил первые слова присяги: «Обещаюсь и клянусь в том, что от команды и знамя, к которому принадлежу, хоть в поле, обозе или гарнизоне, никогда не отлучаться, но за оным знаменем, пока жив, следовать буду».

Юноша растерялся. Дисциплина требовала безоговорочного исполнения сигналов, особенно в бою. В этом поручик сам был строг к подчиненным солдатам. Как же он осмелится пренебречь воинским долгом?

- Что делать? - прошептал в отчаянии Шкурин и, делая вид, будто равняет фронт, погнал своего стройного, серебристого - гнедого Гамида с правого фланга на левый, где на изрытой ядрами земле между ружьями и брошенными ранцами валялись груды вражеских трупов. Поручик еще раз посмотрел в ту сторону, где строились враги: число саксонцев удвоилось. Следовало тотчас же нанести им удар.

Поручик хотел было уже отдать приказ, как вдруг увидел мчавшегося во весь опор всадника с вызолоченным эфесом палаша и серебряным налобником на каске. На груди его поблескивали спускавшиеся из - под эполета адъютантские аксельбанты. Это был дивизионный адъютант Бутурлин, злой, умный шутник и отличный офицер.

- Что делать, ротмистр? - обратился к нему Шкурин. - Если поворочу налево кругом, саксонцы сядут на плечи, а полковые трубы играют «аппель». И стоять нельзя. Их много, и они все усиливаются.

- На вашем месте я атаковал бы. Единственное средство к спасению!

Шкурин, вначале обрадовавшийся, быстро приуныл:

- Я не осмелюсь нарушать полковой сигнал. Ротмистр, прошу вас... Вы дивизионный адъютант, вы имеете право отдать любое приказание. Прикажите мне атаковать саксонцев.

Бутурлин рассмеялся:

- Хорошо, мой мальчик! - он отъехал в сторону и скомандовал: - Эскадрон, с места... марш - марш!

Кони дружно взяли полный карьер, а впереди, прижав свои маленькие мышиные уши, птицей полетел Гамид поручика Шкурина.

И в новой схватке успех оказался на стороне русских. Гвардейцы сбили в кучу не успевших построиться в боевой порядок саксонцев. Неприятельская конница дрогнула и в страхе помчалась на левый берег ручьи.

Усталые, но гордые», явились под родной штандарт кавалергарды, а трубачи уже трубили сигнал сбора:

«Собирайтесь, быстрее сомкнитесь, всадники ратные,

Бурею ринуться, саблею тешиться,

Дружно мы сломим врага!

Слушай, всадники, друге, звуки призывной трубы...»

Новые яростные атаки конницы Мюрата разбились о дружный отпор наших кавалергардов, конногвардейцев, гусар, драгун и улан. Успех умножил силы русских. Все попытки Мюрата рассечь русскую армию потерпели неудачу, и он прекратил атаки. Русская армия была спасена. Штандарты русской гвардии покрыли себя новой бессмертной славой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены