Гудят провода

Юрий Пронякин| опубликовано в номере №738, февраль 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ночью разыгралась непогода. Понамела сугробы, сравняла ямы и оголила взлобки, позанесла дороги и к утру утихла. Метелицу сменил мороз. Причудливые узоры испещрили окна так, что сквозь них Виктор не мог разглядеть, что делается во дворе казармы. Накинув бушлат, он шагнул за порог. Холодный воздух сразу обжег лицо. Виктор поежился, осмотрелся. Белые мохнатые провода, словно облепленные хлопьями ваты, провисли; березы заиндевели; над мглистой восточной частью неба подымалось солнце. Все вокруг окрасилось в нежные розоватые тона: и деревья, и дым над крышами, и заснеженный учебный плац. На снегу голубыми пятнами лежали тени. В такую пору пройтись бы на лыжах или пробежаться на коньках. Лучше всего, конечно, пойти на каток: там веселее... После завтрака Виктор старательно начал готовиться к увольнению: подшил свежий подворотничок, начистил до солнечного блеска пуговицы и сапоги. Но случилось так, что вместо выходного обмундирования надеть пришлось рабочее: рядового Мокшина и Виктора срочно посылали на ликвидацию аварии.

- Вы, Серегин, наиболее опытный в таких делах, - сказал Виктору командир роты.

«Если опытный, так для меня и выходного нет?» - хотелось возразить, но Серегин только вздохнул и ответил:

- Слушаюсь!

Взяв когти, запасной провод и инструмент, он подошел к Мокшину:

- Ну как, готов?

- Сейчас, - ответил солдат, лениво поднимаясь.

Медлительность напарника обозлила Виктора.

- Возится, как курица с яйцом, - проворчал он и направился к выходу.

То же ясное воскресное утро встретило его за порогом казармы, и от этого на сердце стало еще горше. «Вот и всегда так: только соберешься куда - нибудь, так на тебе - то одно, то другое. И всегда меня... Только и знают: «Вы наиболее опытный». Как будто мне легче от этого...»

Невеселые размышления Виктора прервал Мокшин:

- Я - как штык... Может, покурим сперва, товарищ начальник? - произнес он, прикрывая наивной простотой хитринку ленивого человека. В широком бушлате, с туго завязанными под подбородком наушниками шапки, отчего его круглое лицо стало еще круглее, Мокшин чем - то сейчас напоминал Ваньку - встаньку.

Искоса взглянув на него, Серегин сказал:

- Курить будем на ходу. Пошли.

Сразу же за окраиной города начинались поля. Они широко раскинулись, однообразные, белые, унылые. Телеграфные столбы, сопровождавшие дорогу, то взбегали на возвышенности, то по самые изоляторы утопали в оврагах.

Связисты шли молча. Серегин пристально смотрел на провода, Мокшин - на своего старшего по службе товарища. «В такое время самое подходящее для солдата место - печка, - рассуждал Мокшин, - ну, в крайнем случае, общежитие девчат с соседней новостройки... А задание, видать, отнимет не один часок - ни в общежитие не успеешь сбегать, ни поспать днем как следует... Вот она, солдатская жизнь: никакого плана...» Устав думать, Мокшин глухо произнес:

- Часто приходится вот так ходить?

- Когда как, - не глядя на молодого солдата, ответил Виктор.

- И в выходные дни? - не унимался Мокшин.

- Аварии нет дела до выходных.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Тайна «Принцессы Кашмира»

Рассказ. Продолжение. Начало см. «Смену» №№ 1,2 и 3