Экспорт-импорт

Геннадий Цепулин| опубликовано в номере №1141, декабрь 1974
  • В закладки
  • Вставить в блог

Голубые дороги Восточной Сибири: Лена, Тунгуска, Киренга, Таюра, Мама, Маманан, Витии, Олёкма... Пройдет время, и у рек появится конкурент: железная дорога, БАМ. Лодки, шитики, буксиры, теплоходы встретятся с тепловозами. А таежники, привыкшие к самолетам и вертолетам, с уважением будут поглядывать на стальные пути, осторожно поглаживать рельсы руками. Так еще совсем недавно встречали железную дорогу между Братском и Усть-Кутом. Теперь ее поведут дальше на восток. Впереди необъятные таежные дали с быстрыми реками, комариными дебрями, неприступными хребтами. И все, кто живет здесь, будут с нетерпением ждать к себе железную дорогу, необычную для этих мест гостью...

Задолго до праздников Петр Гвоздев получал от своего деда Семена Ивановича приглашения: «Приезжай в тайгу, паря. Чаво тянешь?»

«Наверное, наш дед откопал клад и хочет непременно преподнести его тебе, - комментировали письма родственники. - «Ну, чаво тянешь?»

За несколько дней, которые Петр летел, он успел изучить всю историю Аэрофлота. Трехместный «ЯК-12» был четвертым самолетом «а воздушной трассе из Москвы в таежную деревню Ейка.

Дед целоваться не стал - ладно. Но вместо «здравствуй» поразил:

- Чаво долго не ехал? Черемуха на том берегу отцвела. Я ее в погребе должен, по-твоему, сохранять, пока ты в Москве за билетами ходил? Чаво на бугор забрался, не дорос, однако, до сибиряка! - Так по-своему радовался Семен Иванович приезду внука.

«Наверное, непохоже на наше цветет у них черемуха, - думал Петр, - если можно так сердиться. Как же не успел я к цветению? Тогда старик, наверное, сначала бы поздоровался со мной?» Но деду ответил:

- Не на бугре я. На равнине стою. Лучше - здравствуй.

- Ну, здорово, здорово!

- Ах, горе, горе! Век бы вам не встречаться. Ох уж эти Гвоздевы. Характер сразу напоказ.

- Сестра моя, двоюродная Клавдия, тебе двоюродная бабка, - объяснил дед и добавил: - Кричи громче. Глуховата она.

- Шибко вы нас забыли, - сказала Клавдия. - Дед на аэродроме не одни сапоги стоптал, надежду встречал.

- Ладно, ладно, ужо поговорим! Петр смотрел на обоих:

- Не забыл я вас, смотрите - прилетел. И подарки привез: ружье, платок.

- Ну, хватит вам встречаться. Мы уже все приготовили, - позвали из окна.

Получив ружье, Семен Иванович Гвоздев сразу повеселел и все держал подарок на коленях.

- Вовремя. Мое-то совсем дряхлое стало. Как вспомнил-то? Что же это, не наше - какое?

- Отечественное производство.

- Как же, паря, наше, если буквы не прочитать?

- А? Так это «Made in USSR».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены