«Эйша русия», - говорят каирцы

В Силантьев| опубликовано в номере №721, июнь 1957
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из путевого блокнота журналиста

Порт - Саид обливался кровью, когда я прибыл в Египет.

Журналисты пытались пробиться в город, но их встретили ружейным огнем, арестовали и вернули обратно в Каир. Только одному иностранному журналисту, Пер Андерсену, удалось в то время побывать в растерзанном Порт - Саиде. Он и поведал миру правду о чудовищных злодеяниях интервентов. Другие же журналисты каждое утро навещали информационный центр при чрезвычайных силах ООН с надеждой добиться права на поездку в Порт - Саид, но мистер Гордон - директор информационного центра - высокий лысеющий блондин, лишь беспомощно разводил руками. Все ясно: и сегодня поездка в Порт - Саид не состоится. Вместе с корреспондентом Московского радио Сергеем Кавериным мы решили осмотреть Каир.

Это очень древний город. Его улицы и здания повествуют о далеком прошлом страны и о современной египетской архитектуре. Новая часть города, Гелиополис, или «Солнечный город», утопает в зелени. Рядом с гигантскими пальмами и акациями красуются роскошные виллы. Человеку, попавшему в этот благоухающий цветами город - сад, кажется, что он находится в сказочном раю.

В районе Замалек такие же красивые виллы и высотные здания. Хозяева сдают здесь квартиры по дорогой цене, вводят в домах усовершенствования, которые приносят выгоды. Лифты опускаются и поднимаются автоматически, без лифтеров. Свет на лестницах горит ровно столько, сколько нужно путнику, чтобы достичь парадной двери; для этого нужно нажать кнопку, которая есть на каждой лестничной площадке.

Замалек тянется на несколько километров по левому берегу Нила. На берегу подле железных ферм моста располагается зенитная батарея. Солдаты - зенитчики, вооруженные винтовками, в касках, стоят на посту под палящим солнцем. Наши аппараты, только что запечатлевшие на пленку особняки Замалека, раскрыты. Солдаты косятся на нас, но пропускают мимо.

По мосту, шелестя шинами, бегут автомобили, грохочут лиловые каирские автобусы и узкие зеленые трамвайчики. Пустые такси движутся не спеша, готовые моментально остановиться и взять пассажира по первому зову. Снуют прохожие, оглядываются на нас, легко угадывая иностранцев.

- Инглизе! - кричит кареглазый чумазый мальчишка.

- Где инглизе? Где инглизе? - раздаются позади нас голоса. Это слово, означающее «англичане», выкрикивают и взрослые и дети, показывая на наши открытые фотоаппараты. Наконец пожилой египтянин останавливает нас. Руки у него измазаны машинным маслом, одежда также в масляных пятнах.

- Инглизе? - спрашивает он.

- Нет, - отвечаю я. - Руси. Толпа передает из уст в уста:

«Руси! Руси!» Лица прохожих веселеют. Старый египтянин протягивает нам руку, называет себя: «Муха мед». Следом за ним подходят другие, жмут нам руки. Но вдруг молодой с черными усиками египтянин выходит вперед и спрашивает:

- Вы русские? У вас есть документы?

Мы показываем ему зеленые карточки, выданные нам египетским департаментом информации. Он с недоумением вертит их и просит нас пройти к «капитану». Толпа смущенно замолкает, и Мухамед не защищает нас, видимо, сообразив, что допустил оплошность, поверив на слово, что мы «руси». Приходится следовать под конвоем все той же толпы. Мальчишки, две минуты назад протягивавшие нам руки, теперь кричат:

- Англичан поймали! Подходим к брезентовым палаткам. Египтянин с усиками что – то шепчет солдатам, те пропускают нас за колючую проволоку и ставят возле нас часового. Словом, мы под арестом. Нам остается только ждать милости «капитана». А его нет и нет.

Толпа оживленно обсуждает происшествие, одобряя действия молодого человека, потребовавшего наши документы. И сотни гневных, мягко сказать, нелестных слов звучат в адрес англо - французских захватчиков. Впрочем, сейчас, когда мы стоим под конвоем, все это обращается непосредственно к нам.

- Убийцы! - кричит женщина, приспустив с губ черную материю, которой она ловко обернула свою фигуру, голову и подбородок. - Убирайтесь вон, пираты!

- Прикончить бы их тут, и делу конец, - предлагает феллах.

Солдат берет винтовку наперевес и делает шаг к толпе. Этот маневр нас немного успокаивает. Наконец появляется «капитан» - командир батареи. Он козыряет и берет наши зеленые книжечки. Молодой с усиками что - то объясняет ему шепотом. Вдруг лейтенант расплывается в улыбке, снова берет под козырек и говорит:

- Извините, произошла ошибка. Но вы сами понимаете, военное положение. Люди бдительны. Вы ходили с открытыми аппаратами мимо военных укреплений.

- Они ничего не фотографировали, - раздается голос Мухамеда.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Правда народной жизни

К 75-летию со дня смерти В. Г. Петрова