Две роли

А Одинцов| опубликовано в номере №565, декабрь 1950
  • В закладки
  • Вставить в блог

Иветту Киселёву, девятнадцатилетнюю девушку, приняли в Театр имени М. Н. Ермоловой, хотя читала она на конкурсе не особенно хорошо. Но в этом творчески молодом театре сумели увидеть в ней дарование. «У этой девушки какое - то врождённое чувство правды», - говорил режиссёр В. Г. Комиссаржевский.

Это было три года назад.

... Актриса гримируется в своей маленькой комнатке. Костюмерша носит отутюженный белый школьный передник. Сегодня она снова школьница. Нет, уже не школьница: у неё уже есть аттестат зрелости: сегодня выпускной вечер, сегодня каждый скажет о своей мечте, которой суждено исполниться.

Иветта смотрит в зеркало. Грим мало изменил молодое девичье лицо. Но это уже не Иветта Киселёва. Это Саня Солнцева, в коричневом платьице, в белом праздничном фартучке. Она уже на сцене, она поёт, и глаза её, будто в них сияет солнце, играют, смеются. И смеются её сверстники и загадывают мечты на всю жизнь: один будет архитектором, другой - хирургом, третий - педагогом; кто - то будет актрисой... «А ты, Саня?.. - спрашивают у неё. - Кем будешь ты?» Саня знает: она пойдет на фабрику, где всю жизнь проработала её бабушка, где сейчас директором её мать. Она не нарушит семейной традиции Солнцевых. Ведь фабрика - тоже великая школа. А в вуз она ещё успеет.

- Завтра скажу, - отвечает Саня на расспросы друзей.

- Да ведь завтра это наступило! Вот оно, завтра, о котором мы столько мечтали! Завтра наступило!... - говорит одна из школьниц.

Идёт первый акт пьесы А. А. Сурова «Рассвет над Москвой». Сегодня молодая актриса Иветта Киселёва всей силой своего таланта показывает зрителям, как входит в жизнь молодая советская девушка Саня, как учится узнавать людей, как находит новое, как вместе со всем коллективом фабрики ведёт борьбу со старым, отживающим. И многие девушки, которые смотрят на Саню из зрительного зала, вместе с ней переживают её радости и печали. Многим запал в душу её образ, и, идя по жизни, встречаясь с трудностями, они будут думать: «А Саня Солнцева? Что бы сделала эта волевая и умная комсомолка на моём месте?»

Так образ входит в жизнь. Образ Сани Солнцевой, созданный Киселёвой в Московском театре имени Ермоловой, правдив и жизненен. Артистка добилась главного: зрители полюбили Саню, полюбили потому, что поняли её душевную красоту, её веру в творческие силы народа.

... На киноэкране могучая река Адун. В хаотическом нагромождении торосов застыла его исполинская сила. Далеко - далеко по реке протянулся чёрный живой пунктир. Сотни людей кирками и лопатами среди снега и нагромождений льда прокладывают трассу. Синеватыми брызгами вспыхивают на солнце осколки льда. Безостановочно движется по дороге вереница машин. Вместе со своим начальником Гречкиным работают на льду сотрудники планового отдела. Поодаль со своей бригадой Ковшов. Он кричит управленцам:

- Становитесь в шахматном порядке!

- Давайте меняться! - кричит в ответ ему девушка. - Вы возьмите лопату, а я буду командовать.

Это Женя Козлова, «неплохой экономист». Она искала этой встречи с Алексеем. Бессознательно, ещё ни о чём не помышляя, Женя потянулась к Алексею. Но Алексей Ковшов любит далёкую Зину, свою жену. И Женя, познавшая горечь неразделённого чувства, ещё больше оценила Ковшова, человека, способного так верно и честно любить...

Как разобраться актрисе в этих сложных и больших чувствах, как показать всё это в нескольких маленьких эпизодах фильма? Надо было найти ключ к образу. Но как? Иветта Киселёва вновь и вновь перечитывает роман В. Ажаева «Далеко от Москвы», вдумывается в сценарий фильма, но образ не приходит. И вот однажды разгадка пришла сама собой. В то утро у соседей по комнате захлопнулась дверь. Две старушки возились с замком. Иветта вышла помочь. У входных дверей раздался стук. Иветта побежала открывать. Кто - то из жильцов взял лестницу, чтобы ввернуть на кухне новую лампочку. «Вам помочь?» - спросила Иветта. И вдруг остановилась: её будто осенило - она нашла ключ к роли!

Вот так же и её герою, Жене Козловой, до всего должно быть дело. Это живая, чуткая натура, но жила она уж в очень маленьком, уж очень ограниченном мирке. Чувство к Алексею, которого она полюбила больше, чем себя, раскрыло перед ней жизнь. Раньше она избегала общественных поручений, теперь же вошла во вкус общественной работы. Как же иначе! Ведь Алексей Ковшов живёт общественной жизнью. Теперь уже она сама не сумела бы жить иначе. Ей хотелось быть такой, как Алексей, на всё смотреть его глазами.

Теперь Иветта знала, что она сыграет роль Жени, настоящей советской девушки. И Иветта сыграла Женю Козлову в кино. Сыграла так, что хочется ей аплодировать, благодарить за большое искусство актёра, за врождённое чувство правды, умноженное упорным трудом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены