Дорогие вы мои, одержимые!

Бор Семенов| опубликовано в номере №800, сентябрь 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Поезд шел на юг. Пассажиры уже давно перезнакомились друг с другом. Только один - молодой человек лет двадцати пяти - хранил молчание. В наш разговор он вступил неожиданно.

- Народные театры! - В его голосе звучали нотки сарказма. - Чепуха все это. И вредная. Страна идет к коммунизму. И гражданская доблесть состоит в том, чтобы все силы, все мечты, все вдохновение отдать работе. А вы хотите, чтобы «оттрубил» человек на службе семь часов и - айда заниматься драмами и плясками. Ему уголь рубать нужно, швы сваривать, проекты считать. Ему надо думать, как бы завтра работать лучше, чем сегодня. А вы хотите, чтобы занимался он решением «сверхзадачи», которая стоит перед влюбленным трактористом, когда он по велению драматурга отвергает невесту...

Андрей (так звали молодого человека) говорил с искренним волнением.

- Вы уповаете на художественную самодеятельность. А знаете, к чему ведут эти упования? На работе о таком человеке начинают говорить: «Э, что с него взять - артист». Выходит такой артист на сцену, и сразу слышишь: «Да он такелажник». Для дела, за которое ему государство деньги платит, человек погиб. Чуть что - освобождай его от работы: спектакль играть надо. А искусству он ничего не дает. Сами понимаете, любительщина. И зачем этой любительщиной подменять профессиональное искусство?

Андрея перебил вошедший проводник.

- Ваша станция, - сказал он.

Андрей взял с полки чемодан, рулон чертежей и, уже покидая купе, бросил:

- Народный театр!... Взрослые люди, а играете в слова. Были кружки самодеятельности, так нет, название не понравилось, переименовали. Ради чего? Авторитета, что ли? Существо - то, существо ведь не переменилось.

Поезд остановился. Андрей вышел из вагона и деловой походкой зашагал по перрону.

Кроме имени и специальности - инженер - связист, я не знаю об Андрее ничего. Но мысли, которые он высказал, мне встречались иногда и в беседах и в некоторых письмах, приходящих в редакцию. Поэтому я решил ответить Андрею и его единомышленникам на страницах журнала.

Здравствуй, Андрей!

С нашей встречи прошло больше месяца. За это время я побывал в народных драматических театрах в Шахтах и в Сальске - это города Ростовской области. Много думал о сказанном тобой. И знаешь, чем больше я входил в жизнь этих театров, чем глубже узнавал помыслы, чувства и стремления самодеятельных артистов - проходчиков и машинистов подземных поездов, счетоводов и крановщиков, токарей и студентов, библиотекарей и шоферов - людей, беззаветно любящих театр и отдающих ему много чувств и много времени, тем больше убеждался, что ты неправ.

Ты, Андрей, еще не родился на свет, когда на сцене Дома культуры шахты имени Артема был сыгран первый самодеятельный спектакль. С тех пор здесь поставили четыреста пьес! Четыреста раз местные шахтеры отчитывались перед товарищами - горняками в том, что делали они в драматическом кружке. А делали они вот что: играли одноактные комедии и многоплановые психологические драмы, играли Шекспира и Сухово - Кобылина, Шиллера и Чехова, Островского и Катаева. Выступали они не часто. Да и задача у кружка художественной самодеятельности была другой: кружок давал эстетическое воспитание только его участникам, только их он приобщал к миру прекрасного.

Полтора года назад драматический коллектив стал народным театром. Ты думаешь, что назвали его так ради авторитета? Нет. Ты пойми, Андрей, что народный театр - принципиально новая, высшая форма самодеятельного творчества.

Спектакли народного театра отнюдь не отчеты о проделанной работе. Это произведения искусства, созданные страстными любителями. Здесь уже идет разговор о воспитании и художественном обогащении не только участников спектакля, но и зрителя. И если драмкружок выступал от случая к случаю, то народный театр выступает постоянно.

Шесть пьес поставили в Шахтах за полтора года существования театра. Здесь «Коварство и любовь» Шиллера, арбузовская «Таня», здесь и «Любовь Яровая». И что характерно: за это время театр сыграл около 120 спектаклей, которые посмотрело почти 70 тысяч зрителей.

Но и это еще не все. Отрывки из спектаклей, специально подготовленные сцены явились отличными иллюстрациями к лекциям в университете культуры.

Я предвижу, что ты, Андрей, скажешь: «Вот - вот! Играют, репетируют. А когда и как работают?»

Однажды я поднимался с нижнего горизонта шахты имени Артема в то время, когда кончилась ночная смена. В стремительно мчащейся клети я стал свидетелем такого разговора.

- Может, порепетируем прямо сейчас? Сцена - то наверняка свободна.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены