Дальний Восток

С Диковский| опубликовано в номере №227, август 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Дальний Восток может обойтись своим марганцем, серой, молибденом, асбестом, ртутью, мышьяком и вольфрамом. На 3,29 известных нам процентах территории края мы знаем 800 месторождений. Какие резервы второй пятилетки скрывают остальные 96,71 проц. - неизвестно. Найти и взять на учет остальное под силу только многотысячной армии разведчиков пятилетки - геологов, научных экспедиций, туристов.

Тайга уступает дорогу

Полутропический климат оставил в наследство краю мощный ковер лесных массивов. Тысячелетия тому назад схлынула с Тихоокеанского побережья волна тепла, а до сих пор и тайге растут, выдерживая мороз не хуже сосен, пихты и дуба, бархатное (пробковое) дерево, виноград, лимонник, абрикос, грецкий орех и железная береза, от которой гнутся топоры.

Каждый год 79 млн. гектаров лесных массивов ДВК дают прирост в 70 млн. кубометров древесины. В 1932 г. лесорубы снимут урожай в 12 млн. кубометров. Через пять лет Сахалин, Имап, Бнкин, Хор, десятки новых лесоразработок и 15 лесозаводов увеличат лесодобычу в 4 - 5 раз.

Леса потребуют тысячи километров новых железных дорог, которые пройдут через тайгу к судостроительному комбинату, вдоль побережья, соединяя индустриальные центры с гаванями, на Сахалине, в тундре севера. На лес дают заявки рабочие поселки новых рыбалок, новостройки, шоссе (теперь пока их только 12 км.), бумажные фабрики судостроительный комбинат, экспорт.

Тихоокеанское побережье заселено рыбой гораздо плотнее, чем Каспий, Черное или Белое моря. Амур неизмеримо богаче Волги. Косяки иваси и сельди, каждый из которых достаточен для того, чтобы наполнить несколько товарных составов, подходят к самому Владивостоку, встречаются у Охотских берегов. Осенью можно спорить, чего больше камчатских ручьях - воды или рыбы, стремительно поднимающейся вверх?

Во второй пятилетке Дальний Восток претендует на первое место в Союзе. Он обещает выловить не 4,5 млн. цент., а 15 млн. цент. иваси, кеты, горбуши. Более 20 новых консервных заводов встретят рыболовный флот второй пятилетки.

Мощная техническая база позволит флоту в погоне за косяками наконец прекратить «мел - кое плавание» у берега.

Вторая пятилетка создаст огромный электрический резервуар для краевой промышленности. В 1932 г. новые электростанции Владивостока и Хабаровска вольют в этот резервуар 12тыс, кВт. В 1933 г. Артемгрэс прибавит. 48 тыс. А в следующие годы электроэнергия края будет измеряться сотнями тысяч и миллионами киловатт. Вторая пятилетка - начало генерального плана, электрификации ДВК, обладающего четвертью потенциальных энергетических ресурсов страны.

Каждый год приносит Дальнему Востоку в среднем 10 млн. убытка в результате всегда неожиданных наводнений.

В 1937 г. поперек горла капризной Зеи, делая ее судоходной, поднимется плотина, стоимостью в 300 млн. рублей. Эта плотина, разрешая проблему транспортировки грузов и промышленные районы, поможет освоить земельный массив в 14 млн. га. Неистовая энергия Амура, Селемджи, Бурен, Сунгари, Виры. Даубихе будет двигать турбины электростанций. Сила Амура с трудом поддается учету. Сжатый ущельями Хингана, он отбрасывает опущенную на веревке пудовую гирю и достаточно глубок, чтобы пропускать океанские пароходы.

Вслед за водой по мощности идут резервуары угля и торфа, а в северных районах тугого, ровного ветра, на Охотским побережье сосны растут, вытянув сучья вглубь материка. Они точно стоят спиной к морю, настолько ровен и силен влажный ветер.

Но в первую очередь поднимутся теплоцентрали. Во Владивостоке - на углях, на Сахалине - на угле и нефти, в Хабаровске - на торфе.

Города Дальнего Востока - это разросшиеся прииски, военные поселения. Золотая лихорадка подняла в степи Благовещенск, от казарм, от кадетского корпуса начинал расти чиновничий Хабаровск. Рота солдат, выселенная со шхуны в тайгу, разбила первые палатки на берегу Золотого Рога - великолепной бухты Владивостока.

Уже в первой пятилетке видны контуры будущих городов края. Владивостоку прежде всего нужна вода. Город, стоящий ногами в бухте, полгода накрытый мокрой шапкой туманов, пьет известковую воду. Жесткая, грязная вода портит котлы в пароходах, каждый год угрожает вспышками эпидемий.

Город тянется на 15 километров к ветхой, грохочущей по камням Сединке. Четвертая по мощности в СССР плотина еще в начале второй пятилетки даст прекрасную воду крупнейшему городу края.

К 1938 г. исчезнет «Хитрое рынок» Дальнего Востока, владивостокская «Миллионка». Рабочие поселки вытеснят беспорядочные лачуги Гнилого Угла и Эгельшерда. Новые причалы примут пароходы, и уже не спины грузчиков, а конвейерные ленты понесут жмых, бобы, бочки сельди в цинковые пакгаузы.

Новые города поднимутся на Хингане и в районе судостроительного завода.

Человек, уехавший из Хабаровска в 1927 г., с трудом узнает краевой центр. Вместо зловонных капав, где весной не рискуют проезжать телеги, город рассекут бульвары. По примеру московской Неглинной, уйдут в трубы отравляющие воздух сточные канавы. Виадуки, переброшенные по седлам сопок, облегчат путь автобусам. Железная дорога пройдет через город. Около нефтеперегонного, сельскохозяйственного, авторемонтного завода Сетеснаст - ного комбината возникнут рабочие городки. Вместо пристани, где жмется сейчас тройка древних, тощих пароходов с одиноким колесом позади, откроется порт с эстакадой со специальной железнодорожной веткой, пакгаузами и конвейерами.

Но откуда появятся на Амуре пароходы?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены