«Читаю жизни книгу»

Ирина Стин| опубликовано в номере №1499, октябрь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

По-своему... Вот и он прожил по-своему. Долгие годы работал в местном отделении художественного фонда. Вокруг кипела художническая жизнь: выставки, споры, обсуждения в печати, а ему оставалось мастерить подрамники для других художников, не для себя, писать бесконечные лозунги и транспаранты Но на оборотах картонов, оставляя вынужденный соцреализм, перевернув его на другую сторону, художник здесь оказывался самим собой. Здесь выкладывал он свои истинные чувства, свою философию мысли и цвета, здесь писал, что душе было угодно.

— Да ты пиши как мы! И мы примем тебя в Союз!

— Нет, как вы я не умею. Я только, как я могу...

«Философия мысли» — это глубокая убежденность, что художник ни в коем случае не фотограф жизни, что он не должен отображать действительность. Мало того, художник не должен и договаривать все до конца, но оставлять огромное пространство для мысли, фантазии, сомнении зрителя.

Философия цвета» — это: «Отношения! В цвете главное — отношения! Я, когда пишу (картинку крашу), сразу вижу, чего она требует. Не возвращаюсь, не дописываю — спешу! Тут и кистью работаешь, и рукой мазнешь, и из тюбика — только успевай!

Его аллегории, его странные животные. страшные существа, его горячие. яростные краски — целый зашифрованный мир — мир трагический. мир кричащий. И каждая картина — притча. Притча о гибели природы, о стремительно надвигающейся экологической катастрофе, притча о самонадеянном человеке, грубость которого, алчность и жестокость к природе ведет к гибели. Притчи эти оборачиваются на картинах странными и страшными образами, названия которым художник давать не любит. «Да, вот, довели природу. Она может теперь новых мутантов вывести или же назад, к динозаврам воротиться...»

Говоришь ему: «Василий Иванович, не всем понятны сюжеты ваших картин. Дать бы названия, объяснить».

— Они и не должны быть понятны. Каждый должен свое почувствовать. Лишь бы затронуло.

Круто изменилось время. Откуда ни возьмись обнаруживаются все новые. интересные люди — оказалось. что в России и талантов, и умов. и. главное. САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ, ухитрившихся не быть остриженными и обритыми под манкуртов. много!

Засверкали имена, открылись личности замечательные и... почти всем за пятьдесят, а то и за шестьдесят. И как-то само получилось, что к ним рванулся общественный интерес: как устояли, откуда смелость, крепость духа, дерзость ума, независимость суждений?

Такова судьба и художника Шевченко. Повернулось и к нему время, только теперь он «увиден» и интерес к нему растет: его ищут иностранные коллекционеры, планируются большие выставки в Москве и в Париже, снимается фильм о нем...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Гранатомёт по дешёвке…

Корреспондент «Смены» Сергей Ромейков беседует с подполковником милиции Виктором Дьяченковым

Флетч

Роман