Четвертый ледниковый период

Кобо Абэ| опубликовано в номере №903, январь 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Это тоже не пойдет, - сказал долговязый и поглядел на остальных членов, как бы заручаясь их поддержкой.

- Ну, знаете, вопросов, не связанных с политикой, вообще, наверное, нет.

- Вы так думаете?

- А вы?

- Вот нам и хотелось бы, сэнсэй, чтобы вы об этом подумали... Мы ведь понятия не имеем, что можно, а чего нельзя с машиной-предсказателем...

- Ну хорошо, а третий проект? Прогноз результатов очередных парламентских выборов...

- С ума можно сойти... Из всех ваших проектов это самый невозможный!

- Простите, - сказал член комиссии, до того все время молчавший. - До меня никак не доходит одно обстоятельство. Человек, само собой, поступит по-разному в зависимости от того, знает он предсказание или не знает. Так вот, разве исполнится предсказание, если о нем всех оповестить?

- Я уже двадцать раз объяснял все это прежнему составу комиссии, - сказал я.

Видимо, я говорил не очень приветливо, и роль лектора поспешно берет на себя Томоясу.

- В этом случае делается новое предсказание, учитывающее, что люди действуют, зная первое. То есть делается предсказание номер два... В случае, если и оно опубликовано, делается предсказание номер три... И так сколько угодно, до бесконечности... Последним будет так называемое предсказание максимальной оценки. Считается, что действительности будет соответствовать оценка среднего арифметического от последнего и первого предсказаний.

Болван слушает и кивает, обернувшись ко мне, всячески демонстрируя свое восхищение.

- Надо же, ну кто бы мог подумать!...

Директор института не выдержал.

- Послушай, Кацуми-кун, - прошептал он мне. - Может быть, взять какие-нибудь природные явления?

- Прогнозами погоды пусть занимаются метеорологи. Это же очень просто - пусть подсоединят свои счетные машины к нашей машине, только и всего.

- Вот я и говорю, может быть, взять что-нибудь посложнее.

Я молчал. Нет, на такое унижение я не мог пойти ни в коем случае. Как бы я потом объяснил его Ерики и другим сотрудникам? Разве мог я сказать им, что вся информация, которую мы собирали в течение полугода, пошла коту под хвост? Вопрос не в том, хорошо или плохо заниматься предсказаниями явлений природы. Вопрос в том: куда будут направлены возможности машины-предсказателя, нашего детища.

Заседание закрыли с тем, чтобы я, учтя все предупреждения и пожелания, подготовил к следующему заседанию новый проект. После этого комиссия стала собираться через каждую неделю, причем с каждым заседанием число присутствующих все уменьшалось, пока на четвертое заседание не явились всего трое - Томоясу, я и тот долговязый тип. И это вполне естественно. Только кретин не впал бы в уныние на наших тоскливых сборищах, похожих на допросы с намеками и недомолвками.

У Ерики такое поведение членов комиссии с самого начала вызвало открытый протест. Он считает, что все это отговорки, а на самом деле они просто боятся политических прогнозов. Впрочем, даже выражая недовольство, он остается прекрасным работником. (При случае обязательно покажу ему, как высоко его ценю.) Мы все бились над проектом программы, который понравился бы комиссии. Перед заседаниями иногда приходилось работать по ночам.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены