Черные заполонили Москву

Никита Аронов|20 Октября 2010, 17:13| опубликовано в номере №1752.1, октябрь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Уже на голубятне Андрей показывает мне черного монаха:

– Вот этот – почти идеал, только наклон немного не тот.

Я приглядываюсь, но совершенно не могу отличить указанного монаха от его собратьев по породе. Тут опытный взгляд нужен. К примеру, каждый голубятник с ходу отличает голубя от голубки. Но объяснить, как он это делает, не способен.

Своего идеального голубя Андрей вывел уже в 2005 году. Но птицу скосил вирус. И десятилетний труд пошел насмарку. Но Андрей не отчаивается и строит планы на будущее. Когда-нибудь он завершит восстановление черного монаха и начнет улучшать породу, например увеличит и без того немалый хохолок.

Трудности мотивации

У Андрея рядом с обычными голубями живут спортивные. Тут тебе ни хохолков, ни причудливого окраса. На первый взгляд их вообще можно принять за обычных уличных сизарей. Но это только если не подходить близко. Представьте себе рядом гаишника и спецназовца. Разница примерно такая же. Еще бы, у голубей-спортсменов сбалансированное питание и по два часа налета в день. Уверенные, поджарые, они вышагивают по вольеру на могучих, почти как у страуса, ногах.

Но ноги – это не главное. Главное – тугое крыло, хвост «в одно перо» и мощные грудные мускулы. Еще важнее результат. Будешь плохо летать – продадут китайцам для ресторана. Плохо размножаешься – туда же. Гомосексуализм в голубиной среде особенно не приветствуется.

– Власти могут принимать любые толерантные законы, а у нас голубые голуби сразу идут под нож, – говорит Андрей. 

Жесткий тоталитарный подход связан со спортивными моментами. Голубь не лошадь, жокея на него не посадишь, поэтому скорость полета во многом зависит от его настроя. Если спешить птице некуда, она и поесть присядет, и отдохнуть, и придет последней. Мотивируют их через семейные инстинкты. Например, когда голубь уже сидит в садке и ничего сделать не может, он видит, как к его голубке запускают другого самца. Потом потенциального рогоносца вместе с тысячами других таких же мотивированных сажают в специальную машину-голубевоз, отвозят за сотню километров и там выпускают. Естественно, мужик спешит разрулить ситуацию.

Другие методы мотивации не менее изуверские.

– Можно подгадать, когда у пары двух-трехдневные птенцы, – начинает описывать методику Андрей. – Как раз когда они птенцов молоком кормят…

– Чем?!

Оказывается, голуби, как и многие другие птицы, после кладки начинают выделять так называемое зобное молоко – смесь клеток эпителия и секрета зобной железы, предназначенную для выкармливания потомства. Причем молоко дают и отец, и мать. Так вот, в этот момент пару разделяют и пускают к птенцам строго по очереди. Каждый супруг при этом уверен, что он отец или, соответственно, мать-одиночка. Естественно, полагая, что дети остались одни, птица спешит изо всех сил.

На коротких дистанциях голуби-рекордсмены разгоняются до 90 км/ч, на дальних держат темп в 60 км/ч. Единого финиша нет – каждый спешит в свою голубятню. Электроника фиксирует возвращение птиц домой, а потом высчитывается средняя скорость полета. Примерно треть голубей до дома вообще не долетают: теряются, разбиваются о провода, попадают в лапы хищников.

Этот спорт жестокий, азартный и дорогой. Птица-рекордсмен может стоить до 150 тысяч евро – именно за такую цену недавно купил голубя на аукционе один богатей из Китая. Жители империи сейчас всерьез увлеклись голубями и действуют здесь так же упорно и настойчиво, как и в любой другой области. В одном Пекине сейчас 25 тысяч голубятников.

– Цена голубя – очень неоднозначная вещь, – предупреждает Андрей Зотов. – Это как картина: может стоить миллионы, а может не стоить и 10 рублей.

 Голубятник высокого полета

Нет, если бы Андрей болел небом, то разводил бы, наверное, голубей высоколетных. Если вам доведется между тремя часами дня и шестью вечера пройтись по Плющихе, можете увидеть в небе красивую бело-коричневую стаю. Не поленитесь свернуть в 4-й Ростовский переулок. Там вы обнаружите открытого восторженного человека лет 55-и. Это голубевод Сергей, он вас не прогонит: ему симпатичны все люди, а те, что любят голубей, в особенности.

Меня, например, он взял под локоть и раз за разом тыкал в небо, показывая особенности полета и восклицая «Как красиво!». Шея моя затекла, глаза слезились, и с непривычки разобрать что-то было непросто. Но летают голуби и правда интересно. Это бойная порода – от слова «бой», означающего кувырок через голову с хлопаньем крыльями. Голуби кувыркаются в вышине и выделывают виртуозные фигуры высшего пилотажа, ради этого их и разводят.

Для Сергея голуби – стиль жизни.

– Настоящий голубятник никогда не находит денег, потому что всегда смотрит вверх. Жена находит, а я – никогда, – признается он. 

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

Starihenkov , 29.10.2010 11:36

Конечно, красивые, породистые голуби украшают нашу жизнь, но и сизарей жалко. Мы с внуком постоянно подкармливаем голубей во дворе. Любовь к животным и птицам сделают ребёнка добрее и, когда он вырастет он не поднимет руку на слабого и беспомощного.

Вирсавия , 22.11.2010 06:46

А я не люблю голубей с тех пор, как наблюдала сцену "заклевывания" своими слабого - в кровь (уже без глаза был), и еще прочла, что они, как крысы, могут съесть своего.
Скорее, это характерно для всех, общающихся с челом :)

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Khimki

Кто живет в волшебном лесу?

Мои слабоалкогольные ночи

Краевед Можаев — о борьбе с запретами

Секта кальянщиков из Минска

Гражданка Белоруссии Александра Романова была заброшена с редакционным заданием в минскую группировку кальянщиков