Братья-Граверы

А Воронин, И Талов| опубликовано в номере №507, июль 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из рассказов, поступивших на конкурс

Отчий дом, в котором жили Курбатовы, стоял на солнечном склоне оврага. Сверху, от перил моста, чуть виднелась за тополями его зелёная крыша да ещё выглядывали три белых окошка.

Здесь был самый живописный уголок городка. Курбатовы жили, словно на даче: в зелени кустов и деревьев, среди садиков с яблонями и огородиком с грядками. Даже речушка крохотная под самыми окнами журчала, а возле мостика стоял совсем деревенский на вид, покривившийся колодец. Весёлые тропинки извивались по зелёным склонам от одного деревянного домика к другому.

С рассветом начинались обычные трудовые будни. Первой поднималась мать, приготовляла завтрак, ставила самовар. Потом будила сыновей. Они вскакивали один за другим и мчались в сад. Там они обливались холодной водой из бочки и занимались гимнастикой.

Старший из сыновей, Константин, имел собственный трёхколёсный мотоцикл, крытый чёрным лаком, с золотой окантовкой по краям бензинового бака. На переднем крыле машины была привинчена фигурка рвущейся вперёд гончей собаки, сделанной из хромоникеля, и Константин называл её «нержавеющей собачонкой».

Сейчас он вывел мотоцикл из сарая, вытер пыль, смазал, попробовал сигнал и, удовлетворённый, встал поодаль, любуясь своей красивой. сильной машиной.

На ходу застёгивая комбинезон, вышел младший брат, Владимир, а следом за ним появилась мать, каждое утро провожавшая сыновей за ворота.

Никелированные части мотоцикла ослепительно блестели под лучами солнца, коляска мягко пружинила на ходу, а мотор оглушительно ревел. У руля солидно восседал владелец машины в кожаном пилотском шлеме, а за прозрачным козырьком коляски улыбалось румяное лицо младшего Курбатова.

Вахтер с готовностью распахнул навстречу братьям половину решётчатых чугунных ворот.

- Ну, что, директора, приехали? - встретил он их обычной шуткой.

Чувствовалось, что авторитет этих рабочих ничем не уступал авторитету начальника цеха или технорука завода. Неразлучные братья считались мастерами высшего класса. Даже из старых, кадровых рабочих мало кто мог угнаться за Курбатовыми в инструментальном и гравёрном деле. Им поручались самые сложные, ответственные и срочные заказы. В цеху их прозвали «братья - гравёры». Так и пошло с тех пор по заводу, словно они и слесарями не были.

Нынче по всем цехам только и разговоров было, что о новом директоре. Старый оставил эту должность по болезни, а нового прислали из Москвы, из треста.

- Нового директора видели? - встретил братьев с тревогой токарь Пётр Проханин. - Нет? Я видел. Соколов - фамилия.

- Ну, как он тебе показался?

- На вид - то он ничего, только, говорят, чересчур строго держится.

- А ты уж испугаться успел?

- Чего мне пугаться? У меня в кармане заявление, - ответил Проханин.

Пока в пятом цехе друзья вели разговор о директоре, тот в своем кабинете беседовал с техноруком. На днях заводом был получен довольно сложный, а главное, весьма срочный заказ на изготовление штампованных деталей. Срок давался жёсткий. Казалось, что, даже освободив прессы все до одного от других работ, нельзя было выйти из положения.

- Надо что - то придумать... что - то придумать, - повторял директор, прохаживаясь по кабинету.

- Мой совет: поговорить с «гравёрами», - подсказал технорук.

Оба, высокие, светловолосые, в одинаковых синих комбинезонах, они через минуту были уже у директора.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены