Большой Бэд Гордон

Юджин Гордон| опубликовано в номере №283, июль 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

Большой Бэд Гордон, двоюродный внук моего дедушки, был ростом шести футов и восьми дюймов, широк в плечах, мускулист, но ничуть не толст, весил триста фунтов и отличался исключительной силой и храбростью.

Он прекрасно знал, что в той части Георгии, где мы жили, а может быть, во всем штате не было более сильного человека чем он.

Однако он никогда этим не гордился, а если показывал свою силу, то лишь шутя, в каких - нибудь играх. И если кто - нибудь, доведенный его шутками до бешенства, бросался на него, не помня себя, он одним движением руки отшвыривал противника. Рассказывали, что однажды он один вытащил лошадь, завязшую в грязи по брюхо.

Когда мы переехали из Нового Орлеана на ферму моего дедушки, находившуюся в шести милях от Гаукенвилля, многочисленные родственники накинулись на нас с бесконечными расспросами.

Мы приехали из большого города. Наши родственники всю жизнь прожили в деревне. Неграм южных плантаций удивительны жители городов, где есть дома выше двух этажей, где по дорогам бегают экипажи без лошадей, где ночью на улицах горят «лампы». Нашим родственникам хотелось узнать, как мы жили, чем занимались. Кроме того, их интересовало, можем ли мы состязаться с ними в остроумии. От этого, видимо, зависело, достойны мы их дружбы или нет.

Вскоре жители нашей деревни и соседнего города затеяли между собой состязание в искусстве метких ответов. Я ужасно страдал, когда на моих глазах мать, истощив запас метких ответов, шаг за шагом сдавала свои позиции. Соперником матери был Большой Бэд. Наконец, мать совсем перестала отвечать на его едкие колкости. Надо признать: успешно состязаться с Бэдом ей мешал все время плакавший младший братишка.

Я злобно смотрел на Бэда и придумывал, как бы мне половчее его обругать. Но раз сплоховала мать, что же мог сделать я, маленький мальчик?

Мать повернулась и пошла домой. Бэд одержал полную победу.

- Заткните рот вашему мальчишке! - кричал он ей вслед. Как сейчас помню, мать шла под тутовыми деревьями и чуть не плакала.

Я не мог примириться с тем, что это громадное животное уходит безнаказанно. Я жалел, что не могу сразить его, как Джек - убийца великанов. Все же, когда Бэд подходил к воротам своего дома, я не вытерпел, поднял лежавший у колодца камень и, что было силы, бросил ему в голову. Шляпа съехала ему на глаза. Он одной рукой поправил ее, а другую опустил в карман, где ясно обрисовывались контуры револьвера. Но, обернувшись, он убедился, что на него напал не белый, вооруженный с головы до ног, а всего-навсего маленький сын той женщины, которую он только что победил.

Я презирал его и избегал встречи с ним, пока, наконец, один случай не заставил нас встретиться. На этот раз я увидел Бэда таким, каким он рисовался моему отцу и дедушке. Но, прежде чем рассказать об этом, я должен упомянуть, что случилось со мной несколькими месяцами раньше.

Нас, сыновей Ильи Гордона, все знали в округе не потому, что мы чем - нибудь отличались от других, а просто потому, что мы были детьми своего отца. У негров наша семья пользовалась уважением. Белые вас ненавидели.

Однажды я, усталый и голодный, возвращался из школы домой. До дому оставалось еще две мили. Кругом было пустынно. Дорога была обсажена деревьями и кустарником. Быстро темнело. Меня обогнала тележка. Не всегда негритянский мальчик думает о том, что нравится белым: я забыл поклониться. Двое сидевших в тележке внимательно поглядели на меня и, узнав во мне сына Ильи Гордона, остановились. - Вижу, что ты не только не хочешь разговаривать с нами, но даже не поклонился нам, - оказал сидевший на передке парень лет двадцати пяти.

Я сразу узнал его. Мы встречались с ним во время наших поездок с отцом. Отец его презирал и никогда с ним не разговаривал.

Я сразу понял, что это вызов отцу.

- Я не мог видеть вас потому, что вы меня обогнали, - скромно заметил я.

- Какая наглость! - оказал его товарищ. - Презренный негр смеет так разговаривать с белыми!

Его хлыст взвился у моего лица.

- Сын Ильи Гордона? Сразу видно. Весь в старика. Слыханное ли дело, не здороваться при встрече с белыми! Застрелить, что ли, его или задать хорошую взбучку?

- Если хотите, я могу поклониться вам, - испуганно пробормотал я, чувствуя, что иду на позорную уступку. Но что мне оставалось делать?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Не забудется этот человек

Речь по радио Анны Кирилловны Заломовой