Аргумент в споре

Анатолий Пинчук| опубликовано в номере №916, июль 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

В молодости мой собеседник играл в баскетбол, и играл неплохо, свидетельство тому - звание мастера спорта. С карьерой игрока он распрощался без малого два десятка лет назад, но по роду своей деятельности и сейчас имеет самое прямое отношение к нашим ведущим баскетбольным командам. С его мнением считаются, к его оценкам и рекомендациям прислушиваются.

Разговор наш состоялся вскоре после турне баскетболистов сборной СССР по США. Само собой разумеется, что главной темой разговора стал вопрос о том, догонят ли советские баскетболисты американцев.

Он сказал, что цель может быть достигнута только в том случае, если ставка будет сделана на молодежь. К этому заявлению я отнесся спокойно: никаких «открытий Америки» оно не сулило, в спорте ставка всегда делается на молодежь. Но то, что я услышал затем, превратило нашу мирную беседу в ожесточеннейший спор. Вот какую реформу предложил мой собеседник и какими аргументами он обосновал ее необходимость.

В баскетболе необходимо ввести - по крайней мере на несколько ближайших лет - возрастной ценз. В каждой команде, как известно, двенадцать игроков. Только четверо из них должны быть старше 26 лет. Оставшиеся вакансии заполняются молодыми игроками. Мы не должны бояться оставить вне баскетбола даже очень хороших спортсменов. Нас не должны пугать временные неудачи, которые, безусловно, будут: они окупятся с лихвой. И ни в коем случае не следует считаться со скептиками, нельзя всерьез принимать возражения всякого рода «либералов». В проведении курса на молодежь надо быть твердым и последовательным.

Небольшой исторический экскурс. В 1952 году на XV Олимпийских играх советские баскетболисты впервые встретились со своими американскими коллегами. Преимущество американцев в росте было настолько велико, что победа над сборной СССР, по существу, была обеспечена им еще до выхода на площадку. В советском баскетболе был взят курс на рост в буквальном смысле этого слова. Команда, в распоряжении которой был «двухметровик», получала право иметь одним запасным игроком больше. Реформа эта тоже была многим не по душе. Но благодаря ей наш баскетбол сумел сделать резкий рывок, надолго закрепить лидирующее положение на нашем континенте и стать вторым в мире.

С тех пор, как мы ликвидировали преимущество американцев в росте, у них остался если и не единственный, то уж во всяком случае самый главный козырь - опытная, всезнающая и всеумеющая молодость. Американские команды - это команды молодых ветеранов. И не ясна ли причина, в силу которой молодой баскетболист-американец куда опытнее своего советского ровесника? Нет, традиции здесь ни при чем. Просто дело в том, что тренеры США больше, нежели наши, доверяют молодым игрокам. По рассказам специалистов, такие наши юнцы, как Паулаускас и Саканделидзе, ни в чем не уступают юнцам американским. А мы с вами знаем, что Паулаускас и Саканделидзе ни в чем не уступают и нашим ветеранам. Так не само ли собой разумеется, что после введения ценза Паулаускасов и Саканделидзе у нас будет предостаточно?

Такова была точка зрения моего собеседника.

Здесь были упомянуты имена Паулаускаса и Саканделидзе. Оба они действительно зарекомендовали себя игроками высокого класса, но по молодости лет еще не очень хорошо знакомы читателям.

Так уж повелось, что, когда речь заходит о Модестасе Паулаускасе, обязательно упомянут и Зураба Саканделидзе. А если первым в разговоре назван Зураб, то можете быть уверены: если не сейчас, так через минуту-другую дойдет черед и до Модестаса.

А между тем «сиамскими близнецами» двух этих очень непохожих, очень разных игроков делают лишь чисто биографические данные. В один и тот же год оба были приняты в сборную молодежную команду СССР, оба считались сильнейшими игроками этой команды, оба получили свои первые золотые медали год назад, после победы на первом чемпионате Европы среди юниоров. Обоим прочили место в сборной СССР, оба довольно быстро и успешно сделали все для того, чтобы многочисленные пророки не краснели: накануне поездки в США и Паулаускас и Саканделидзе были включены в сборную СССР (впрочем, Паулаускас уже защищал цвета национальной команды и даже участвовал в одном из трех матчей сборных СССР и США в апреле 1964 года, но Зураб не обижается: он ведь на целых пять месяцев моложе). И одному и другому предсказывают, что в сборную СССР они пришли лет на десять. Что ж, надо полагать, и на сей раз пророки правы. Справедливости ради замечу, что такие предсказания не требуют от тех, кто их делает, ни особой прозорливости, ни особой смелости.

Видимо, для того, чтобы их не путали, «сиамские близнецы» выступают на «бис» в разных турнирах. Саканделидзе был лучшим игроком сборной СССР во время турне по США, Паулаускас - на XIV чемпионате Европы в Москве.

Кто-то сказал, что все плохие писатели пишут одинаково, все хорошие - по-разному. Этот афоризм имеет право хождения и в спорте. И Паулаускаса и Саканделидзе именуют гроссмейстерами. Но до чего же разные они за баскетбольной «доской»!

Даже не зная, что Саканделидзе по национальности грузин, можно безошибочно угадать это, увидев его на площадке. Темперамент, стремительность, легкость, изящество - сочетание этих качеств выдает в нем типичного представителя грузинской школы баскетбола. Саканделидзе из тех, кто не может не нравиться зрителям. На матч приходят не только для того, чтобы узнать, кто победит. Зритель - потому он так и называется - хочет увидеть красивое зрелище. И когда на площадку выходит Саканделидзе, зритель получает то, что хочет. Мне почему-то кажется, что в пустом зале игра Саканделидзе потускнела бы. Ничего не поделаешь: Зураб любит нравиться, ему нравится быть любимым. В этом нет ничего плохого: любовь должна быть взаимной. Плохо другое: Саканделидзе - будем считать, по молодости лет - иногда перебарщивает. Есть в баскетболе закон: в прыжке пас давать нельзя. Конечно, исключения могут быть. Саканделидзе, выражаясь шахматным языком, такого рода «некорректные жертвы» делает часто, слишком часто для гроссмейстера. Тренеры его поругивают, а он нет-нет да и забывается. А может быть, дело вовсе не в забывчивости: зрители в отличие от тренеров такие передачи очень любят...

И Модестаса Паулаускаса зритель своей любовью не обделил. Но Мо-дестас этой любви не ищет, он ее как-то стесняется. Его красота строгая, сдержанная. Саканделидзе получает первую порцию аплодисментов уже на предматчевой разминке: точеная фигура, изящные движения, к тому же он показывает все, что умеет, и все, что имеет... Паулаускаса на разминке не замечают. Нет, я не прав. Его, конечно, нельзя не заметить. В глаза сразу же бросается его медвежья, совсем небаскетбольная фигура. Он больше походит на борца, которому тренер посоветовал заняться баскетболом. Флегматичный, несколько угловатый, он с ленцой, вперевалочку - куда торопиться, не игра ведь - не то бегает, не то расхаживает по площадке.

Начинается матч, и вы видите уже другого Паулаускаса. Теперь уже ясно, что его рабочее место - баскетбольная площадка. Пропала угловатость, нет в помине и ленцы. Так преображается тигр, который только что увидел и облюбовал жертву и готовится к прыжку. Но вот раздался свисток: то ли тренер взял тайм-аут, то ли меняют кого-то из игроков. И опять вы видите борца, невесть как попавшего на баскетбольную площадку. Это Паулаускас позволил себе отдохнуть: впереди игра, силы надо экономить. И он экономит их по всем правилам медицины, этот двадцатилетний «рационалист».

Ветераны редко хвалят юнцов. Может быть, они напоминают «старикам» о том, что скоро надо будет распрощаться со спортом. А может быть, просто боятся ошибиться. О Паулаускасе я разговаривал со многими ветеранами. Либо оттопыренный большой палец, либо восторженная тирада - вот что получал я в ответ, когда задавал вопрос о Паулаускасе.

Кто-то назвал его Стонкусом образца 1965 года. Стасис Стонкус - один из тех очень немногих спортсменов, легенды о которых складывают при жизни. Это был баскетболист-солдат, баскетболист, которого любили и тренеры, и зрители, и журналисты, баскетболист, которого неуемно много хвалили, но все-таки не испортили.

Мой собеседник, доказывая необходимость возрастного ценза, все время оперировал именами Паулаускаса и Саканделидзе. Но ведь в той же сборной вместе с ними были еще два молодых игрока - Николай Сушак и Амиран Схиерели. Он не называл ни того, ни другого потому, что отлично знал: их присутствие в сборной СССР объясняется не столько игровой необходимостью, сколько данью этому возрастному цензу, пока еще не вступившему в силу.

И у Сушака и у Схиерели превосходные физические данные (рост Николая - 206 см, Амирана - 200 см), они хорошо сложены, умеют бегать, прыгать. Они, наконец, настоящие спортсмены - мужественные, дисциплинированные. Лет 9-10 назад они наверняка были бы премьерами: в те годы на вес золота ценился любой двухметровик, даже не умеющий быстро бегать и высоко прыгать. Но баскетбол ушел вперед. Теперь его не интересуют ни высокие люди вообще, ни даже высокие спортсмены. Ему подавай игроков грамотных и опытных. А этим как раз Схиерели и Сушак угодить баскетболу не могут: первые спортивные уроки Схиерели получил в 17 лет, а Сушак - в 18. Вот почему оба они хотят больше, чем умеют. И это не вина их, а беда...

Паулаускас же и Саканделидзе ничем не уступают ни своим американским ровесникам, ни землякам-ветеранам именно потому, что вошли в баскетбол в раннем детстве. И их-то в отличие от Сушака и Схиерели взяли в сборную не из уважения к молодости, а по праву сильных.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Три похвалы

Юмористический рассказ