Изгнание Баста

Ю Баденков| опубликовано в номере №782, декабрь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Я никогда не любил его. Да и другие ребята, если судить по их словам, тоже не пылали к нему высоким чувством. Рожа у него, прямо надо сказать, противная. Зачесанные на лоб волосы почти закрывали узкие черные глаза, образуя дремучую стену. Мне казалось, будто из зарослей на тебя смотрит какой - то зверь. Даже мурашки по спине бегали. Баст знал об этом и, когда ему надо было припугнуть кого-нибудь, встряхивал головой, и ржавые волосы падали на глаза.

На сальном круглом лице возвышался неровный, похожий на пологий холм нос. А вывернутые губы всегда были растянуты в глупой, самодовольной ухмылке.

Что и говорить, лицо не из приятных! Борька Длинный однажды сказал про Баста: «Морды много - много, а глазок мало - мало!» И он был прав.

Что же касается его ума, то глуп он был, как цыпленок. За всю свою жизнь он не прочитал, наверно, и десятка книжек, включая сюда и букварь. Мне даже казалось, что он вообще разучился читать. А вывески вроде «Пиво - воды» он просто помнил, как корова помнит свое стойло.

Но самое странное было то, что мы боялись Баста. Мы даже заставляли себя смеяться над его шутками, если можно их так назвать. Правда, я всегда смеялся не над ними, а над тупостью Баста - не знаю, как другие. Но так или иначе, мы боялись его. Я говорю «боялись», хотя сейчас мне даже самому смешно.

Каждый вечер мы гуляли по Серпуховке. Впереди вперевалочку шагал Баст, сзади мы, человек десять ребят, с заученными остротами и жестами. Прохожие, у кого послабее нервы, заранее переходили на противоположную сторону улицы.

Если же кто - нибудь пытался идти прямо, то пощады ему не было. Баст еще ниже опускал дубовую голову и слегка задевал плечом смельчака. Борька Длинный распрямлял свою куриную грудь и сверху вниз кидал удивленный и презрительный взгляд. Когда прохожий оставался позади этого испытания, то мы слышали в спину: «Хулиганы, шпана! Лоботрясы!»

Самодовольно скалясь, Баст поворачивался к нам, лицо лоснилось еще больше: «Как мы его! Будет знать, как ходить по веревочке!»

Баст, с тех пор как его выгнали из пятого класса, нигде не работал, и вечерние прогулки составляли все его занятия. Особенно он любил «подшучивать» над парочками, которые прогуливались вечером по улицам. Как только он не изощрялся своим птичьим умишком, каких гадостей не говорил им вслед! И что самое странное, никто не противоречил ему. Меня даже зло брало на этих парней.

Но один раз ему все - таки ответили. Это было в апреле. Баст тогда впервые пришел в новой кепке - маленький козырек, мохнатая и голубая. Не человек, а карикатура. Не знаю почему, но тогда я его возненавидел: слишком уж глупый и самодовольный вид был у него. Я хотел сразу же уйти, но не успел: Басту ответили! И как ответили!

Баст, как всегда, пристал к какой - то парочке. И впервые для нас парень не изобразил из себя глухого, а подошел к Басту. От растерянности у того даже открылся рот. Мы молча стояли в стороне, наблюдая.

Баст нерешительно оглянулся, потом посмотрел на парня. Тот молча стоял перед ним и глядел в упор.

Было уже поздно, прохожих не было, только на углу стояла девушка и спокойно смотрела на них.

Баст истерично взвизгнул и поднял руку с растопыренными пальцами. Это его погубило! Мы даже не успели пошевелиться, как Баст уже ехал лицом по асфальту, а его новая голубая кепка катилась следом, пока не упала в лужу...

Парень с минуту постоял, словно любуясь, потом повернулся и неторопливо пошел к своей подружке.

Вот это был ответ! Наверно, в этом крепыше собралась злость всех, кого оскорбил Баст. А было ее немало, поверьте мне!

Баст встал и, не глядя на нас, пошел по улице. Вовка, самый маленький из нас, поднял кепку и побежал следом. Дойдя до Арсентьевского, Баст обернулся, вытер рукавом нос и погрозил кулаком:

- Ничего... Как - нибудь встретимся в темном переулочке!...

Несколько дней Баст не появлялся на улице. За это короткое время ряды наши поредели: Борька Длинный записался в баскетбольную секцию и вечерами ходил на тренировки, гордо помахивая чемоданчиком; Рольку взяли в драмкружок: он всегда хотел быть артистом; Мишку стали запирать вечерами дома, после того как мать увидала его рядом с Бастом. Короче говоря, король остался без войска.

Одни только малолетки собирались в кружок и деловито обсуждали предстоящую месть Баста, говорили, что он выслеживает своего обидчика. А я - то знал, что он сидит дома, залечивая синяки. Только малолетки могли думать по молодости, что Баст отважится на подобную встречу еще раз.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Звездочка

Новогодний рассказ