Д Лебедев| опубликовано в номере №192, июнь 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

В 1613 « Смены», в статье «Единственный выход» была показана работа комсомола в Испании до свержения монархии. Сейчас положение в Испании резко изменилось. Правительство, состоящее из буржуазных республиканцев и социал-фашистов, по примеру короля Альфонса XIII - расстреливает коммунистов и рабочих, борющихся за уничтожение капиталистического строя.

Массы громят монархические газеты, требуют разоружения жандармерии и полиции и поджигают монастыри. Промышленные центры охвачены всеобщей забастовкой.

Тов. Лебедев в очерке «В Испании горят монастыри» показывает испанских комсомольцев на другой день после свержения монархии. Немногочисленный испанский комсомол, которому предстоят грандиозные классовые бои, уже в первых схватках показал себя верным и стойким борцом за дело пролетариата.

18

Это началось 10 мая. Один из социалистических болтунов, которому буржуазия на время революции доверила свои финансы (верные лакеи очень бережливы), заявил за день до этого:

- Коммунизм в Испанию не проникнет. Рабочие Испании умеренны и добропорядочны.

Утром 10 мая добропорядочные рабочие Мадрида камнем пробили окно в редакции монархической газеты «АБЦ», восхвалявшей «благоразумие» социалистического министра. В вечер того же дня Приэто, - так звали министра, - коротко объяснил представителям печати:

- : Рабочие Испании умеренны, но их совращают коммунисты, проникшие в Испанию из СССР.

И хотя дурачки иногда очень полезны буржуазии, этому дурачку не хлопала даже буржуазия.

«Вспомните, господин министр, - писал корреспондент твердолобого английского листка «Дэйли-Мэйль», - судьбу Керенского»

В три часа ночи, когда партия Приэто призывала демонстрирующих рабочих разойтись по домам, а они отвечали ей свистками и каменьями, Приэто заявил твердолобому корреспонденту:

- Под влиянием большевиков рабочие Испании с каждым днем становятся все менее умеренными и добропорядочными.

В это время на Плаце дель Торос - главной площади Мадрида - пылал огромный костер: комсомольцы вместе с рабочими-демонстрантами жгли собранные по всему городу монархические и поповские газеты «АБЦ» и «Эль Дебате».

Десятого мая в Мадриде демонстрировали десять тысяч людей. Эти десять тысяч несли коммунистические знамена. Социал-фашисты пробовали уговаривать демонстрантов, - их прогнали с позором.

Социал-фашисты заявили правительству:

Имения церкви останутся неприкосновенными. Это значит 200 000 попов и монахов, 5 000 монастырей, 35 000 церквей и соборов будут, как и раньше, отбирать третью часть народного дохода, в то время как миллионы крестьян будут задыхаться от голода и безземелья.

Демонстранты несли требование:

- Гнать попов из Испании!

В этой демонстрации было немало рабочей молодежи: ее привели комсомольцы. Испанский комсомол - маленький отряд: в годы фашизма каждый, кто носил комсомольское звание, мог легко проститься с жизнью. Зато социалистическому союзу молодежи фашистский диктатор Приме де Ривера посылал приветствия, для его съездов правительство предоставляло помещения, а делегаты получали льготный проезд по железным дорогам. Комсомол не имел и не хотел иметь льготный билет в фашистский рай. Отважная группа его членов донесла до революционных дней нерушимой классовую ненависть к капиталу. Рабочая молодежь поняла это и пошла за комсомолом.

Ребята шли на демонстрацию с-керосином. Тысячи взрослых и молодых рабочих шли по улицам испанской столицы, держа в руках керосиновые бидоны.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Война и мир

Очерк первый