Памятник русской славы

Е Канн| опубликовано в номере №445-446, декабрь 1945
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вначале тридцатых годов Глинка путешествовал заграницей, проницательно вникая в музыкальное искусство Европы. В то же время у него, по собственным словам, мысль о национальной русской музыке всё более и более прояснялась. Будущий автор «Ивана Сусанина» писал одному из петербургских друзей;

«Признаться ли тебе? Мне кажется, что и я тоже мог бы дать на нашем театре сочинение больших размеров... Главное состоит в выборе сюжета. Во всяком случае он будет совершенно национальный. И не только сюжет, но и музыка: я хочу, чтобы мои дорогие соотечественники были тут, как у себя дома...»

А спустя два года летопись русского искусства украсилась памятной датой: 27 ноября 1836 года в Петербурге состоялось первое представление оперы Глинки «Иван Сусанин». Занялась новая заря для русской народной музыки, и пионеры русской музыкальной мысли тогда же прозорливо писали: «Под пером Глинки наша отечественная музыка в первый раз явилась достойной исторических судеб родного края и нравственного величия русского народа...»

До самого последнего времени оставалась неизвестной одна страница из юношеской биографии Глинки, которая по-новому раскрывает творческую историю нашей первой отечественной героической онеры. Ещё тогда, когда будущий автор «Ивана Сусанина» разыгрывал на фортепианах первые гаммы и экзерсисы в имении своего отца, в селе Новоспасском, на Смоленщине, в одном из старинных журналов было напечатано любопытное сообщение:

«В 1812 году, когда Наполеон, враг мира и спокойствия, вторгся в пределы любезного нашего отечества, когда несметные полчища его сопутников в единомышленников, грозивших повсеместным опустошением, рассеялись в пределы Смоленские, тогда село Новоспасское подвержено было равной участи с прочими селениями Смоленской губернии. Помещик того села, капитан Глинка, обременённый многочисленным семейством, удалился, по мере приближения неприятеля, в другие губернии...»

Среди этого многочисленного семейства отставного капитана Глинки находился тогда и старший его сын Михаил.

Отъезд из Новоспасского был тревожный. Зарево войны уже стояло над Смоленском. У барского подъезда толпились крестьяне и дворня. Но вот сборы и прощанье кончились. Кони круто взяли с места, и коляска покатилась...

Новоспасское затихло и насторожилось в ожидании военной грозы. Новоспасские крестьяне объединялись в партизанские отряды и общими силами нападали на врагов, устремлявшихся к грабежу и разорению, «30 августа 1812 года, - повествует далее журнальное известие, - отряд неприятелей окружил Новоспасскую церковь... Враги, тщетно силившиеся пробиться в железные двери и решётки, сделали выстрел из ружья в окно. Не надеясь ворваться в церковь, злодеи бросились грабить усадьбу Глинок...»

Как и вся Смоленщина, Новоспасское было охвачено огнём партизанской войны. А в мае 1813 года вместе с родителями в освобождённое от неприятеля Новоспасское вернулся юный Глинка и прожил здесь до четырнадцати лет, до самого отъезда в петербургский университетский пансион.

Молодой Глинка увидел родной край, ещё дымящийся войной. Его земляки предстали перед ним, овеянные славой подвигов, которые они свершили в 1812 году, по примеру костромского героя Ивана Сусанина. Какие волнующие были могли порассказать Глинке его близкие родичи, участвовавшие в народном ополчении против Наполеона! Какую красноречивую историю народной борьбы явили Глинке старая Новоспасская церковь, её железные двери, исколотые вражескими штыками, и решётки на узких окнах, изрубленные палашом!...

25 декабря 1814 года Россия, принесшая освобождение всей Европе от ила Бонапарта, праздновала торжество победы. «Во весь тот день, - гласил манифест, - быть колокольному звону».

Было о чём петь и что торжествовать в тот памятный день и Новоспасским колоколам, звон которых Глинка любил с юных лет.

Так самая жизнь развёртывала перед будущим автором «Ивана Сусанина» летопись народного мужества и стойкости.

Двадцать лет спустя в том же родном Новоспасском Глинка., уже окончательно выносивший идею о первой русской опаре с истинно национальной музыкой и национальным сюжетом, работал над партитурой «Ивана Сусанина». Живое прошлое ярко вставало перед глазами очевидца героической эпохи. И, может быть, скромные Новоспасские колокола снова вспоминались ему, когда в гениальном финале оперы торжественные колокола вплелись в ликующий хор: «Славься, славься, святая Русь...»

Великий музыкант, младший современник Отечественной войны 1812 года, запечатлел воистину на все времена в бессмертном образе Ивана Сусанина бесстрашие и терпеливое мужество русского народа, беззаветную любовь к свободе и независимости родной земли.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены