Спортсмены на войне

В Яковлев| опубликовано в номере №434, июнь 1945
  • В закладки
  • Вставить в блог

Состязание с танком

Это было поразительно... На мгновение все - и немцы и русские - застыли от удивления. Навстречу тяжёлому немецкому танку, двигавшемуся во время контратаки на наш окоп, выскочил человек. Это был старший лейтенант Курбпта. Все замерли. Человек против танка! Человек против движущейся крепости на гусеницах! Несколько секунд он полз по земле навстречу стальной громаде. Зачем? Чтобы бросить в него гранаты? Нет, у старшего лейтенанта Курбпта был совсем другой, необычайный план. Никто не знал, что хочет сделать Курбпта, никто не знал его плана. Немцы, разумеется, заметили смельчака, и бронированное чудовище тут же угрожающе устремилось на человека, чтобы в следующую минуту раздавить его, расплющить, вдавить в землю, наехать на него неумолимой смертью. Тогда Курбпта сделал, казалось, ещё более безумный шаг. Он встал перед танком, мчавшимся на него, во весь рост, сделал несколько лёгких, быстрых шагов и с разбега, описав дугу в воздухе, прыгнул на танк. Несколько секунд они мчались вместе - тяжёлый немецкий танк и человек, решивший усмирить его. Курбпта выхватил пистолет и восемь раз подряд выстрелил в упор по жалюзям водителя и смотровым щелям башни. Танк остановился.

Он потерял глаза. Немцы опешили от неожиданности. Но исход поединка ещё не был ясен. Немцы чего-то ждали. Ждал и Курбпта, стоявший на немецком танке с пылающим, потным и вдохновенным лицом. Потом стал осторожно, медленно, нерешительно приподниматься люк приплюснутой широкой башни... В узкой полоске щели Курбпта увидел светлые, высматривающие глаза немца. Немец тут же хотел захлопнуть люк. Но было уже поздно. Курбпта мгновенно бросил в танк гранату. Раздался грохот, и танк окутался дымом. Когда дым рассеялся, бойцы увидели перед собой мёртвую взорванную машину и рядом с ней человека, лежавшего на снегу... Это был старший лейтенант Курбпта - человек, победивший танк. Белый снег вокруг него обагрился кровью. Но Курбпта не был мёртв. Он был только ранен. Бойцы выбежали из окопа и унесли героя. Тогда Курбпта рассказал следующее: Он, Курбпта, - спортсмен, лыжник и гимнаст и давно задумал вступить в такую схватку с танком. Чисто по-спортсменски он готовился к этому состязанию. Он ездил к танкистам и упорно тренировался в прыжке на танк. Он прыгал на танк с самых различных положений, с хода и с места. Сделав более 30 тренировочных прыжков, он почувствовал, что не сделает ошибки, не промахнётся и совершенно готов вступить в бой - один на один с танком. Он вышел на танк с полной уверенностью в победе. И, действительно, победил.

Необычайный заплыв

В ясную, звёздную ночь краснофлотец Юрий Курилло вошёл в воду, чтобы проплыть в море двадцать километров.

Это произошло при таких обстоятельствах.

Десант наших моряков высадился на одном острове, который был занят немцами. После жестоких боёв оказалось, что противник располагает на острове довольно крупными силами. Десантники окопались и заняли оборону. Скоро потребовались подкрепления. Но катера, на которых прибыли десантники, вернулись обратно на базу, а радиостанция была разрушена. Десант не мог сообщить о своём положении. Тогда-то командир отряда и вспомнил про Юрия Курилло.

Юрий Курилло был первоклассным пловцом. Ещё за три года до войны он участвовал в традиционном дальнем проплыве балтийцев из Ораниенбаума в Кронштадт и завоевал первое место. После этого он стал сильнейшим пловцом-марафонцем на Балтике.

Теперь Юрию Курилло предстояло совершить необычайный заплыв. Обыкновенно при марафонском плавании пловцов сопровождает шлюпка, при волне в 3-4 балла заплыв считается невозможным. Сейчас волнение превышало 4 балла, температура воды была очень низкой. На море были как раз такие условия, при которых марафонские заплывы не устраиваются. Но от Юрия Курилло зависело спасение десанта, спасение товарищей. И Юрий решил плыть. Он достал вазелин, кусок свиного сала и приготовил смазку. В непромокаемый мешок уложил шоколад и документы. За час до рассвета он уже стоял на берегу.

Немцы не заметили, как он отплыл от острова. Он плыл легко, спокойно, размеренно работая руками и ногами. Тело пловца бесшумно скользило вперёд. Светало. Берега острова уходили всё дальше и дальше назад. И вот смелый пловец оказался один в море... Кругом на все четыре стороны колыхались, пенились, катились валами тяжёлые волны. Только небо да вода простирались вокруг.

Теперь всё зависело от искусства пловца, от его силы и воли, от его мышц. Никто не мог придти ему на помощь. Не хватит силы, - значит, он погиб и погибли его товарищи. Не выдержат мышцы - и море беспощадно поглотит его.

Первые часы Курилло плыл без труда. Потом волнение усилилось, и плыть стало труднее. Утром марафонец увидел судно. Это был наш, советский корабль. Курилло закричал, что было сил, но никто с корабля не увидел его, затерявшегося в бесконечных, вздымающихся волнах... Корабль ушёл, пловец снова остался один среди необъятного моря.

Так прошло четыре, пять, шесть часов. Юрий Курилло продолжал плыть. Одно время ему казалось, что он сбился с курса и не доплывёт до земли. У него стала сильно кружиться голова. Начались судороги...

Конец?..

Если бы он упал духом, если бы испугался, отчаялся, - возможно, это был бы конец...

Но в эту секунду Курилло услышал артиллерийские залпы. Это били наши батареи, наши пушки. Для одинокого пловца в море они прозвучали как родные, поддерживающие голоса. И Курилло продолжал плыть.

Но судороги - самое страшное, что может случиться с пловцом в море, - не исчезли, а резко усилились. Он переставал плыть, отдыхал, массировал мышцы под водой, ложился на спину, вновь и вновь менял положение тела, но боли не проходили. Курилло уже двигал только одной ногой, перевёртывался на бок, плыл всё медленнее и медленнее, а берега, спасительного берега всё не было видно. «Неужели конец?.. Неужели гибну?» - спрашивал себя Курилло и всё ещё боролся, отчаянно боролся с болью, с морем, с водой. Он вспоминал самых знаменитых, самых лучших пловцов мира, вспоминал их рекорды, их заплывы на 20, на 50 километров и, стиснув зубы, повторял себе только одно слово:

- Держись... держись...

Внезапно острая, судорожная боль пронизала обе ноги пловца. Ему показалось, что он гибнет.

И здесь Юрий Курилло отчётливо услышал громкий голос, раздавшийся совсем близко:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены