Девять братьев

Н Чуковский| опубликовано в номере №397-398, декабрь 1943
  • В закладки
  • Вставить в блог

Нет, их должно быть шесть. Рассохин, Ермаков, Костин, Чепенков, Карякин, Рябушкин. Когда - то их было девять. Но Грачёв ранен, Никритин убит, Алексеев убит. Откуда же взялся седьмой? Нужно сосчитать снова. Но сосчитать ему не удалось, потому что воздух дрогнул от взрыва и снизу, с аэродрома, поднялся столб чёрного дыма. Лёша упал в снег. Ага, это «юнкерсы» бомбят аэродром! Какое счастье, что эскадрилья успела взлететь!

Ещё взрыв, ещё. Бомбы долбили опустевшее поле аэродрома. Сверху, по склону, кувыркаясь в снегу, прямо к Лёше скатился мальчик с автоматом в руке. Он лёг рядом с Лёшей, прижался к нему, и они оба стали смотреть в небо.

Там, в небе, уже розовеющем, шла битва. Шесть «юнкерсов», тяжёлых и чёрных, не ожидавших, что истребители встретят их в воздухе, метались в беспорядке. Их гнали большими кругами, не давая им уйти. Их прижимали к земле, не давая подняться, и кресты были отчётливо видны на их тёмных крыльях. Один «юнкере», задев крылом за поле аэродрома, переломился пополам, другой врезался в лес, а третий, запылав в воздухе, упал где - то за холмом...

Когда всё стихло и эскадрилья Рассохина скрылась за горизонтом, гоня перед собой три уцелевших «юнкерса», Лёша спросил Павлика:

- Ты сосчитал, сколько было наших самолётов? Шесть?

- Нет, семь, - сказал Павлик уверенно.

Алексеева похоронили на вершине бугра рядом с Никритиным. Рядом с Алексеевым похоронили краснофлотца, которого убил Василий Степанович. Весь аэродром был на - похоронах. Люся тоже была на похоронах - с Эрной и Павликом.

Люся вернулась на аэродром, потому что нужно было привезти Эрну, и осталась. Рассохин, её оставил. Он сказал, что сейчас у него нет времени подыскивать новую библиотекаршу, и приказал ей остаться. Она по - прежнему жила в своей комнатке, с двумя детьми.

Автомат у Павлика отобрали; он надеялся, что не отберут, но Рассохин велел отобрать.

- Ты и без автомата хорош, - сказал ему Рассохин. - Живи, приглядывайся к самолётам, может, и тебе когда - нибудь летать придётся.

И Павлик жил и приглядывался. Весь день, от зари до зари, проводил он на аэродроме, и Люсе приходилось бегать за ним, чтобы загнать его на обед или на ужин.

На похоронах Люся впервые увидела нового лётчика, который вернулся в эскадрилью из госпиталя в тот день, когда она была в городе. Он был высокий, слегка неуклюжий, с чубом светлых волос, выбивающимся на лоб из - под шлема. Вместе с Рассохиным, Ермаковым и Костиным нёс он гроб Алексеева на вершину бугра. Ей сказали, что зовут его Колей Грачёвым.

Когда могилы были засыпаны землёй и толпа на вершине стала редеть, он подошёл к Люсе и сказал ей:

- Здравствуйте.

Она услышала его голос и узнала его.

- А вы меня как узнали? - спросила она.

Он порылся под комбинезоном во внутреннем кармане кителя и вытащил маленькую фотографическую карточку, которую она когда - то оторвала от старого пропуска в столовую.

Она больше ничего не сказала, и он ничего не сказал. Вершина опустела, а они всё ещё стояли рядом и глядели вдаль, туда, где за лесом белела снежная гладь озера, по которой пролегала дорога, днём и ночью несущая жизнь городу непобедимых.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены