Александр и Александра

В Дмитриев, Н Богданов| опубликовано в номере №119, февраль 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Глава седьмая

Признание

Балконная дверь попробовала сопротивляться, но Крылов напер еще раз. Зазвенели стекла, и дверь подалась. Крылов подбежал к комнатушке, где была Шура. Из - под дверей выбивался свет. Замок так часто отпирали гвоздями и железками, по всякому поводу, что он и не думал сопротивляться. Остановившись у порога, Крылов увидел Шуру на подоконнике. Она сидела, подобрав платье и забившись в угол. На полу валялась опрокинутая баночка с краской. У Крылова отлегло от сердца.

- В чем же дело? - спросил он, улыбаясь.

- А вон, - Шура протянула палец, - разве ты не видишь, какая страшная...

Крылов взглянул по направлению пальца и увидел, что в дальнем углу, на стенгазете, храбро поводя длинным пушистым носиком, сидела мышь!

Крылов засмеялся. Широко раскрыв руки, он молча подошел к Шуре. И, почувствовав себя маленькой и слабой, Шура доверчиво соскользнула с подоконника на его надежные руки. Мышь была больше не страшна.

Низкий домик замоскворецкой улички еще дремал в утреннем полумраке, когда Крылов подошел к Шуриному окну. Темный корпус какой - то фабрики загораживал солнце, бросая свою кораблиную тень на целый квартал. На окошке Шуриной комнаты морозец вывел легкую кисею. Крылов улыбнулся: сама природа навязывает ей кисейные занавески, которые она так ненавидит. Он вспомнил вчерашний случай в клубе и понял, почему так радостно ему сегодня.

Вчера, наконец, Шура признала его как мужчину. Да, это было признание. Женская природа взяла свое. Вчера, сама того не зная, идя к нему на руки, спасаясь от призрачных страхов, она тем самым обещала и женскую покорность и признание его превосходства.

Крылову было приятно. Так и должно быть, ведь он сильнее, он будет любить и нежить своего Щуренка, защищая от всех бед и напастей. Будет работать вдвое, втрое, лишь бы ей было хорошо. Пусть она не любит наряды, он будет радовать ее театром, хорошими книгами...

Крылов подошел к Шуриному окну и первый раз вместо того, чтобы бросить робкую горсть снега, постучал согнутым пальцем твердо и громко.

Лучи восходящего солнца упали на крышу домика. Из седой и холодной они сделали ее красной и влажной.

Вдруг лучи ударили в стекло; отразившись, они заиграли зайчиками на противоположном заборе, и призрачная кисея морозца вмиг растаяла. Окно умылось свежей водой. Сквозь ее змеистые струйки Крылов увидел полуобнаженную девушку. Кожа лица ее медленно розовела, глаза были широко открыты. Крылову за - хотелось быть с ней рядом. Он сквозь стекло и мороз ощущал утреннюю теплоту ее тела.

Крылов нехотя отвернулся...

Шура появилась на улице все такая же свежая и жизнерадостная. Они пошли вместе как всегда выбирая новый путь. Им захотелось пройти аллеями бульваров. Долго шли, ни о чем ни разговаривая. Солнце поднялось выше домов и огромное, медное, сияло в конце прямой, далекой аллеи. Прозрачное, как осенняя захолодавшая речка, протекало над аллеей небо, и деревья бульвара гнулись под блестящими гроздьями сосулек, как прибрежные плакучие ивы.

И вдруг навстречу Крылову и Шуре, равномерно качаясь на плече мужчины, появился краснощекий, пушистый детеныш. Вцепившись ручонками в непокрытые кудрявые волосы отца, он сияющими глазами оглядывал мир. Александр взглянул на него и как бы ощутил цепкую ручонку ребенка в своих густых волосах и щекотное прикосновение к шее его пушистого свитера. Ему захотелось так же идти по бесконечной аллее, не замечая встречных, как шел этот встречный мужчина.

Он обернулся на Шуру. Взгляд ее моментально оторвался от малыша и встретился со взглядом Крылова. Шура первая покраснела и ускорила шаг. Одно и то же желание взволновало их и по-новому сблизило.

Теперь Крылов смело брал Шуру за руку, касался ее талии, и она не вздрагивала, не окидывала его удивленным взглядом. Она шла молчаливая и покорная. Может быть только в этот момент и началась по - настоящему их любовь.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ПЕРВОЕ ГОРЕ ПОТРЯСАЕВА.

Зина проснулась от солнечных лучей, брызнувших на ее ресницы. Сначала она улыбнулась, затем прищурилась и хотела сладко потянуться. Но вдруг ощутила рядом с собой чужое тело, шершавое и липкое. Она чуть не вскрикнула, - рядом с ней лежал Лешка Потрясаев. Как она очутилась с ним? С этим противным крокодилом, о былой связи с которым она не могла думать без отвращения?! Тут она вспомнила, как вчера металась по клубу, полная ярости и бессилья, как искала чего - нибудь - спичек, чтобы сжечь дом вместе с проклятой соперницей, револьвера, ножа... как подошел к ней Потрясаев и взял ее за плечи... У него были такие цепкие пальцы, что казалось, он не берет, а присасывается. Она безвольно и бессмысленно пошла за ним...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены