На море видимость – ноль

Валерий Поволяев| опубликовано в номере №1238, декабрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Странное дело, последние десять дней, пока они шли в порт, Володька Сергунин, засыпая вечером, каждый раз чувствовал на своем лице (прохладную ласковую ладонь – Галкину ладоньи приятно, счастливо вздрагивал от легкого прикосновения и открывал глаза, надеясь на г невероятное, надеясь увидеть ее рядом. Но невероятного не было. А был темный кубрик, басовитый храп Вени Фалева, говоруна, заики (в I легком весе, как сам он определил собственное заикание), ругателя и мастера играть на гитаре – вон сколько достоинств; были узенькие койки в два яруса, понизу и поверху, вдоль стенок – все было, но только не Галка. И Володька, засыпая вновь, жмурился от вязкого, щемящего чувства, и ему становилось одиноко и беспокойно, и во рту появлялся вкус горького, будто сжевал метелку полыни. Но судно шло домой, шло в порт приписки, и всем им, морякам теплохода «Нева», предстояла встреча с землей, на которой они жили, которая родила их и вскормила, – и это было главное, и отметались, отставлялись в сторону все чувства, все сантименты, кроме одного – чувства встречи с Родиной. И все равно вечером, намотавшись за долгий, нудный день, Володька, когда закрывал глаза и погружался в полусон-полузабытье, чувствовал Галкину руку на своем лице. Рука ее была гладкой, мягкой, от нее пахло чистотой, хорошим мылом, пальцы, едва прикасались, гладили его глаза. И Володька, медленно смежая и размежая губы, целовал эту руку чуть пониже запястья, там где бились-вздрагивали плоские, едва заметные жилки. И еще ощущал запах собственной сигареты, которую он курил в последний раз при встрече с Галей, – «Золотое руно», таких ни у кого в их команде не было, из Москвы привез, там покупал. Он тогда ночью, лежа в постели, решил закурить – и закурил, затянулся два раза, потом положил сигарету на узкий срез кованой металлической пепельницы, концом вниз, а мундштуком вверх, к стенке, а Галка извлекла эту сигарету и докурила, легко втягивая в себя дым и выпуская его поверх Володькиного лица. Руки ее тогда пахли хорошим запахом душистого «Золотого руна». Сигареты давно уже кончились, а дух их, горький и нежный, сохранился... И вон ведь как – возникал, когда он думал о Галке. С последней их встречи, ой-ой, сколько воды утекло, целых пять месяцев прошло, побывал за это время матрос первого класса Владимир Сергунйн в Африке, в Австралии, на Цейлоне", в Гонконге, и шел теперь их «карапь» домой, в порт, на родимую Камчатку, в Петропавловск. И осталась уже за бортом Япония, с ее оконечным северным островом Хоккайдо, синевато-папиросным, дрожащим в бледном угарном дне. и наши Курилы с Кунаширом, увенчанным двумя вулканами – Тятя и имени Менделеева. правда. Володька не знал, на Кунашире эти вулканы расположены либо за ним, на каком-нибудь другом курильском острове, – читать-то про вулканы он читал, а на Кунашире так ни разу и не был. Не довелось. И уже тянулась вдоль борта Северокурильская гряда. Сквозь сон до него доносилось мерное глуховатое постукивание машины – огромного, вышиной с трехэтажный дом дизеля, тугой. будто резиновый, плеск воды, которую «карапь» их давил своим тяжелым, разношенным, старым телом, редкие, охрипшие гудки – перекличка с судами встречными; доносился и запах здешнего моря, который был иной, отличимый от других – свой, домашний, от него щемяще-сладко сжимало виски, обрывалось сердце, уносилось вверх, подступало к самому горлу, колотилось там обрадованно... Еще немного, еще совсем чуть-чуть, и «карапь» их придет домой, в Петропавловск.

Днем море было иссиня-бирюзовым. бездонным, с шипящей, пузырчатой, словно газировка, водой, холодным – чувствовалось, что с севера надвигается холод, плывут никогда не тающие льдины, вокруг крутились суетливые драчуны-чайки, ныряли в пенный след, выхватывали из воды мелкую рыбешку, поднятую наверх винтом.

Когда в кубрике никого не было, Володька доставал свой желтый скрипучий, с роскошными бронзовыми замками чемодан, приоткрывал крышку и пальцами мял белую струистую ткань платья, лежащего в чемодане сверху, и на лице его, круглом, молодом, с брызгами конопушин по крыльям носа и в подглазьях, возникала выжидающая, неспокойная улыбка: это белое платье – для Галины, французское, от самого Ива Сен-Лорана, в Австралии купил, собрав все деньги, что у него скопились за рейс, и вложив их в покупку. И туфельки модненькие, и тоже белые, – они также для Галки, и клипсы (хотел купить сережки, но их ни в одном закордонном магазине не продавали, не было их, и вообще, кажется, женщины за границей сережек не носили), и два перстенька, один с бирюзой, яркой, как купоросное ядрышко, другой с куском янтаря, большим, тугого медового цвета, в котором застыла какая-то древняя крохотная мошка с коротенькими лапками. Бирюза – это то, что Галка любит, это должно прийтись ей по вкусу. Говорят, что камень этот (или минерал, как там правильно будет?) светлеет и даже становится прозрачным и чистым, когда попадет в руки человека хорошего, доброго, преданного, и. наоборот, темнеет он, наливается дождевой тяжестью, хмуростью, если оказывается у женщины злой, бранчливой, завистливой. Вон какая хитрость в простом голубеньком камне заложена, что хотела бы баба скрыть свое лицо, да не скроешь, не дано – бирюза все расскажет.

Вчера поутру его за этим занятием, за разглядыванием чуть не застали. Раздался топот, в кубрик, быстро давя ботинками ступени лесенки, скатился Веня Фалев, долговязый, с большими смешливыми глазами, чуть прикрытыми спокойными, какими-то ленивыми веками, хлопнул себя ладонью по животу:

– Ч-что, Володечка, к Петропавловску г-готовишься, чемоданчику ревизию- п-проводишь?

Володька щелкнул бронзовыми замками, задвинул чемодан под койку.

— Да вот...

— И смущаться н-нечего, правильно делаешь. – Веня потянулся, закинул руки за затылок, зевнул протяжно, округлив обветренные губы: «Иэ-э-э», – почмокал сладко, будто во рту у него была шоколадка. – Поспать бы с-сейчас. Минуточек так ш-шестьсот. А п-проснувшись, видеть прямо по к-курсу «братьев», а?

«Братья» – это две торчащие из морской глубины скалы у самого входа в длинную, как мешок, Петропавловскую бухту. А от «братьев» до портовых причалов рукой подать – всего час ходу. Всего час...

Фалев завалился на койку, свесил на пол длинные, слабо гнущиеся в коленях ноги и басисто, прямо лев африканский, пригревшийся на жарком солнцепеке, захрапел.

Петропавловск, хотя его и ждали, появился неожиданно. В темноте, когда в небе еще играли, переливались, словно новогодние сверкушки, звезды, прошли «братья», а когда горбушины каменных гряд, и видимые издали головы двух вулканов – Авачи и Корякского – светились слабенько, розово, будто сукровицей окрасились, «карапь» на малом ходу оставил справа по борту полузатопленный ржавый остов парохода «Теодор Нетте» – того самого, о котором писал Маяковский (пароходик этот был небольшой, одышливый, тихоходный, с маленькими квадратными оконцами кают). Низко осевшего в воду, его сейчас использовали вместо причала (а имя погибшего дипкурьера ныне носит современный океанский красавец, на который ржавый пароходик похож не больше, чем завалившаяся землянка на девятиэтажный дом).

В прохладных сухих сумерках утра вошли в порт. У Володьки даже скулы туго обтянуло от какой-то неустойчивой, щемящей боли, от тревоги ожидания, от чего-то вдруг ушедшего и не собирающегося возвратиться, он зажмурился, стряхнул пальцем крупную теплую слезу, выкатившуюся из глаза, вгляделся в дома города, в низкую бетонную стенку причала, у которого стояли сухогрузы и большие морозильные траулеры, крохотули сейнеры и две огромные, пугающие своей величиной плавбазы, дизель-электроход, к которому прилаживался буксир-толкач, собирающийся вывести судно из портовой толчеи. Многочисленные краны ворочали своими длинными шеями, неугомонные и суетливые, они выхватывали из корабельных трюмов тюки, ящики, контейнеры, все. что было доставлено в порт по морю.

– М-мандражируешь перед берегом? – спросил очутившийся позади Фалев.

— М-мандражирую, – в тон ответил Сергунин.

— П-пройдет, – сказал Фалев, – после первого п-поцелуя.

А причал все ближе и ближе, вот на борт уже надвигается низенький, похожий на передок гигантской ширины танка каменный парапет с неглубокими, почерневшими от постоянного полоскания водой выбоинами, раковинами, трещинами. И люди на парапете, все в нарядных одеждах. Кто-то пришел с транзистором, и в воздухетает, растворяется тягуче-призывная, немного печальная вечерняя музыка (в Москве в этот час еще вечер, поэтому московская станция «Маяк», кажется, и передает вечернюю музыку), и Володьке от этой музыки становится совсем плохо, совсем грустно. Хотя, казалось бы, чего грустить, радоваться надо – прибыли ведь не к нелюбимой «теще в гости», а домой. К себе домой, в Петропавловск. Володька шарит глазами по толпе, ищет своих – находит мать, и вся печаль, весь холодный, знобкий неуют одиночества сваливаются с него, будто непомерно большая одежда, не имеющая пуговиц, он улыбается во весь рот и кричит счастливо, безудержно:

– Ма-ма! – Но мать то ли не слышит крика, то ли не различает его голос среди других голосов. – Ма-ма!

Володька ищет рядом с матерью Галку – ну где же она? И досадует на себя оттого, что не видит ее, кажется, зацепился один раз взглядом и тут же потерял. А не должен был терять – Галка ведь куда выше и приметней издали, чем мать, и ярче – материнские краски уже поблекли от времени, выгорели в военном и послевоенном жаре, обелёсели, по всей голове седина, будто снег выпал, мать, не желая покоряться ей. красится хной, хотя и утверждает, что хну употребляет не для окраски, а от падежа волос, осекания и вообще от этого порошка, от хны, голова все время особо чистой бывает.

— Ма-ма! – еще раз кричит Володька. намереваясь спросить, где же Галина, но мать снова то ли не слышит, то ли не узнает его голоса. Не узнает... А? Что же это происходит, что же это делается? И Володьке все ж становится тревожно, сиро, простудно на душе – он вдруг начинает понимать, что произошло нечто непоправимое, а вот что – не может даже определить. Лишь краешком сознания подспудно чувствует – в Галке причина, в Галине... Почему нет ее? Неужели заболела, в больницу попала? Что у нее? Воспаление легких, ангина, корь – тут Володька дергает головой, зачем-то сплевывает за борт, это машинальное, нервное: корь-то ведь детская болезнь, взрослой Галке просто не суждено ею заболеть, – а может, она под машину угодила и теперь, вся переломанная, изувеченная, лежит в реанимации? Сейнеры, плавбазы, длинношеие краны стремительно уносятся ввысь, припадают к небу, потом с сокрушительной, страшной высоты падают вниз, в глубокую, спокойную воду залива, и странное дело – почему-то не слышно ударов падения, будто их тяжелые тела ничего не весят, и нет взметывающихся вверх удушливо-грузных водяных столбов.

— В-ваше благородие, госпожа п-победа, значит, моя п-песенка до конца не спета, перестаньте, ч-черти, клясться на крови, – запел за спиной у Володьки Веня Фалев, споткнулся, набрал воздуха, выдохнул, закончил тихо, с выражением непонятно каким – то ли радостным, то ли печальным, – н-не везет мне в смерти, по-повезет в любви. – Вздохнул, помолчал, проговорил по-прежнему тихо, что было совершенно не характерно для шумного Фалева: – Вот и землица н-наша. Салют из б-береговых пушек и грохот оркестровой м-меди, – снова запел. – В-ваше благородие, госпожа удача, для кого ты добрая, а к-кому иначе, девять граммов в сердце, птпостой, не зови, н-не везет мне в смерти, п-повезет в любви, – ударил ладонью по крашеному поручню, ударил сильнее. – П-похоже, моя разлюбезная не п-приехала в-встречать. Пора точку ставить и освобождать паспорт от лишних записей, – повернулся. зашаркал подошвами по рифленым пластинам перехода, к себе в кубрик пошел. Он, похоже, ждал какого-то чуда, а чуда не произошло.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены