Готовы ли наши велосипедисты к Олимпиаде?

С Токарев| опубликовано в номере №795, июль 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Об одном рискованном эксперименте и двух плохих отметках

Спустя несколько дней после окончания XIII велогонки Мира состоялось заседание президиума Федерации велосипедного спорта. Разговор был, что называется, крупным. Еще бы! Наши велосипедисты готовятся к поездке в Рим, на Олимпийские игры. Одним из этапов подготовки к Риму должна была стать для них велогонка Мира. Как же могло случиться, что советская команда, трижды привозившая на Родину большой хрустальный кубок - приз за победу в общекомандном зачете этой гонки, - на сей раз потерпела поражение, заняв лишь третье место? Слабый состав? А почему слабый?..

И мне вспомнилось, как ровно год назад, на другой день после финиша XII велогонки Мира, мы стояли со старшим тренером нашей сборной Леонидом Шелешневым на ступенях подъезда Дворца культуры и науки в Варшаве. Говорить о прошедшей гонке не хотелось: она была окончена, и кубок уже укладывали в огромный ящик, готовя к отправке в Москву. Мысли устремлялись в будущее.

- На тринадцатую мы первую сборную не пошлем. Второй состав поедет, - сказал Леонид Михайлович и в ответ на мой недоуменный взгляд пояснил: - Сильнейших - на олимпиаду и первенство мира!

Мне кажется, я не буду далек от истины, если скажу, что именно тогда, в Варшаве, выпал первый камешек из фундамента нашей победы. «Тренерский совет решил, федерация приговорила» - прямо как в старых сказках. «Золотой запас» был поделен надвое. Но поскольку премьерам необходимы дублеры, на гонку Мира готовился уже не второй, а третий состав сборной...

И вот теперь, пока президиум федерации спорит о том, как оценить выступление команды, какую отметку ей поставить - тройку или двойку (других предложений нет!), - попробуем разобраться в том, что же произошло на XIII велогонке Мира.

Можно рассуждать просто. ГДР выставила сильнейшую команду. И эта команда победила! «Вундерманншафт» («Чудо - команда») - так окрестили ее в печати. Я разговаривал со знаменитым в прошлом чешским велосипедистом Властимилом Ружичкой. «Раз в десять, нет, раз в пятьдесят лет можно собрать подобную коллекцию!» - восхищенно сказал он. Шестерка немецких спортсменов представляет собой олимпийские кадры ГДР. Тренер команды Герберт Вейсброд говорил мне, что его парням предстоит еще предолимпийский поединок с велосипедистами ФРГ, отборочный для создания команды объединенной Германии. И тренер уверен: в Рим поедут исключительно его питомцы!

После приезда из Берлина я снова беседовал с нашим тренером Шелешневым.

- Немцы выставили такую сильную команду только потому, что узнали об отсутствии наших сильнейших гонщиков, - заявил Леонид Михайлович.

Так ли это? Думается, нет. Сомневаться заставляют два фактора: спортивные особенности велогонки Мира и общий характер тренировочного процесса спортсменов ГДР.

Здесь нужно говорить в первую очередь о различных принципах подготовки команды. Наши друзья из Германской Демократической Республики считают: соревнование - лучшая тренировка. Недаром так богат их календарь, недаром сам подготовительный процесс обязательно включает раз в неделю гонку по кольцу протяженностью в 150 - 200 километров. Наши же спортсмены в подготовительный период «накатывают» изрядное количество километров, но в соревнованиях встречаются лишь однажды. Да и то в сочинских отборочных состязаниях, где 16 молодцов четыре дня оспаривают право ехать на гонку Мира (причем заранее зная, что большинство кандидатур федерация утвердила априорно!).

И думается, что весенняя неудача советских гонщиков объясняется этими явными ошибками в наших тренировочных принципах.

Посмотрим, однако, что представляет собой наша шестерка. Говорить о ее молодости и неопытности было бы неправильно. И по возрасту и по спортивному опыту, взятому чисто хронологически, основные наши соперники - команды ГДР, Бельгии и Польши - моложе нас. Но, как выяснилось, наш опыт отнюдь не заменяет опыта международного.

Чего наши спортсмены не умеют?

Во - первых, держаться в «головке». Весь секрет заключается вот в чем. Гонщик, идущий в группе первым, вынужден принимать на себя сопротивление воздуха, прикрывая грудью остальных. Естественно, через какие - то мгновения, «проведя свою смену», он уходит в сторону и назад, чтобы уступить место другому. Скажем, отошел наш спортсмен, ждет, что ему дадут пристроиться в группе. А группа проходит мимо, и ни щелочки не видно в плотном ядре. Никто не хочет уступить сопернику «свободный стул». Приходится пристраиваться в самый хвост. А оттуда попробуй, выберись обратно в «головку». Немцы действовали продуманнее: они всей шестеркой держались впереди и четко «рокировались» между собой. А наших спортсменов сразу после старта точно взрывом разбрасывало в разные концы группы.

Почему так важно держаться в «головке»? Да потому, что на гонке Мира - и это одна из главных черт, отличающих ее от отечественных многодневных, - рывки, попытки ухода следуют с интервалом в пять минут, не больше. Каждые пять минут - и так в течение четырех часов! «Надергаешься, аж в глазах темно, не знаешь уже, за кем бросаться», - жаловались первое время наши ребята.

Мы обычно сетуем на падения. «Не везет, что поделаешь!» И вдруг хор жалоб прорезает один трезвый голос: «А может, вы, братцы, ездить не умеете?» Я не хочу ни в чем обижать маленького мужественного Мишу Курбатова, который словно собирал по дороге все ушибы, предназначенные по крайней мере десятку гонщиков. Несмотря на травмы, он самоотверженно продолжал борьбу. Но недаром товарищи говорили: «Он как увидит завал - глаза закрывает и объехать не может, врезается!»

Потом - и об этой беде говорилось неоднократно - мы вновь очень неумело финишировали на гаревой дорожке стадиона. В Лодзи Гайнан Сайдхужин мог одержать вторую победу, но, как образно говорят велосипедисты, «не вписался в вираж» (на повороте его вынесло в сторону от бровки). Его обошли двое, и он остался лишь третьим. Неоднократно падали наши спортсмены на стадионе - и Ючков и тот же Курбатов.

Да, настоящей школы, настоящей техники еще маловато! И поэтому я с полной ответственностью утверждаю: большего, чем добились в этом году именно эти шесть спортсменов, они добиться не могли!

Вот, например, горьковчанин Александр Ючков. На первых этапах нынешней гонки он выглядел беспомощно. И сам не мог понять, в чем дело! А дело в том, что у Ючкова нет закала международных спортивных схваток. Совсем по - другому проявил себя двадцатидвухлетний челябинский рабочий Гайнан Сайдхужин. Как - то в тени был он дома, а тут словно расцвел. Поистине мало кто из ведущих спортсменов Европы обладает сегодня таким «реактивным» спуртом. Однако и главная беда Гайнана проявилась наглядно: нерасчетливость, излишняя горячность. Тридцатилетний Павел Востряков - капитан команды - в пятый раз участвовал в велогонке Мира. И, видимо, в последний. Ничего не поделаешь. Такое трудное соревнование - для молодых. Средний возраст его участников - двадцать три года. Вложили свою долю в общее дело и хладнокровный эстонец Антс Вяравас, и веселый, никогда не унывающий ленинградец Анатолий Олизаренко, и харьковчанин Михаил Курбатов. Да, они сделали все, что могли! Но люди, посылавшие их на соревнования, должны были предвидеть результаты своего эксперимента.

И еще на одном вопросе нельзя не остановиться. Когда нас спрашивали, на каких велосипедах выступает советская команда, мы предпочитали отмалчиваться. Дело в том, что до сих пор ни в одной из гонок Мира советские спортсмены не шли на велосипедах отечественного производства. В нынешнем году половину нашего боевого арсенала составляли французские «ЦНЦ», вторую половину - немецкие «Диаманты». А единственная, по существу, деталь отечественного производства - задняя шестеренка, или, как ее еще называют, «трещотка», изготовленная Харьковским велосипедным заводом, доставила команде столько неприятностей, что спортсмены невесело шутили:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены