Вода, которая не страшит

Андрей Баташев| опубликовано в номере №1339, март 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Спорт в нашей жизни

Ежегодно наши пловцы завоевывают награды в различных турнирах самого высокого ранга, устанавливают всесоюзные, европейские, мировые рекорды. Совершенствуется техника плавания, растут скорости. Спортсмены показывают прямо-таки фантастические результаты, вызывая восторг любителей спорта. И в то же самое время, в тех же городах, где выросли прославленные мастера, живут сотни и тысячи людей, которые вообще не умеют плавать...

Порой выглядит анекдотичным, когда на вступительных экзаменах в институте физкультуры выясняется, что абитуриент-перворазрядник, а то и мастер по какому-либо виду спорта не в состоянии преодолеть в бассейне 50 метров. А когда неумение плавать оборачивается трагедией? Каждое лето происходят тысячи несчастных случаев на воде, и чаще всего гибнут дети, причем самые смелые, энергичные, активные, истинные спортсмены по духу, которые тихим играм на берегу предпочитают рискованные соревнования в нырянии и заплывах на глубокое место.

Разумеется, в обязанности тренеров сборной страны не входят занятия с новичками. Но мы не можем стоять в стороне, потому что каждый из нас ощущает, что любые трагические случайности и на нашей совести тоже.

В 1980 году под Москвой, на озере Круглом, вступила в строй спортивная база сборной команды СССР. Мы сразу же наладили там обучение плаванию детей из окрестных сел. Кроме основной ванны, на этой базе есть еще два неглубоких, предназначенных для восстановительных тренировок бассейна. Там-то мы и проводили занятия с новичками три раза в неделю по сорок пять минут. В роли инструкторов по очереди выступали наши тренеры и ведущие спортсмены. Думаю, что регулярные занятия здешней детворы в нашем бассейне – одна из причин того, что за последние два года на Круглом не было ни одного несчастного случая. Когда мы бываем в других местах, например, на горной базе в Цахкадзоре (Армения), то стараемся и там обучать детей.

За два года спортсмены и тренеры сборной научили плавать более 150 детей. Это неплохо, однако, разумеется, слишком мало в масштабе страны. Для того, чтобы, действительно решить проблему, следует, как мне кажется, провести ряд серьезных мероприятий, которые должны стать основой комплексной долговременной программы.

Думаю, что ежегодно в мае – июне, когда начинается массовый купальный сезон, Центральному телевидению неплохо бы проводить цикл передач для родителей. В них, я уверен, с удовольствием приняли бы участие многие наши знаменитые мастера, такие, как, например, олимпийские чемпионки Галина Прозуменщикова и Лина Качюшите. Эти передачи должны вестись прямо из бассейна, где детей учат плавать, чтобы каждое объяснение специалиста сопровождалось показом.

Если ваши дети умеют плавать – значит, вы можете спокойно отдыхать всей семьей на берегу реки или у моря: значит, ваши дети вырастут бодрыми и здоровыми: значит, они в полной мере испытают те радостные эмоции, которые дарит уверенному в себе пловцу водный простор... В довоенные и первые послевоенные годы на всех наших крупных реках было множество водных станций, помню, только на Москве-реке больше тридцати: простейшие сооружения – понтоны с уложенными на них деревянными щитами, вышка для прыжков и примитивные стартовые тумбочки. И на каждой такой станции работали инструкторы плавания – осводовские и общественники. Думаю, что и сегодня, обратившись к опыту тех лет, мы можем извлечь немало полезного. Следует, видимо, позаботиться о том, чтобы на берегах водоемов, где в субботние и воскресные дни собираются «купальщики» дежурил бы и инструктор плавания – либо работник ОСВОДа, либо студент института физкультуры. И разумеется, необходимо вывесить на видных местах плакаты с разъяснением, с чего нужно начинать обучение.

На каждом пляже можно точно так же, как мороженое, продавать полиуретановые поплавки, которые незаменимы в процессе обучения. Первые образцы таких поплавков я видел, наверное, лет двадцать назад. Они дешевы и просты в изготовлении. Однако в продаже их нет до сих пор.

В молодости, еще в институте физкультуры, я во время отдыха на море всегда собирал вокруг себя компанию шести-семилетних ребятишек и давал им уроки плавания. За семь-восемь занятий вполне можно научить ребенка проплывать метров пятнадцать – двадцать. Уверен, что нынешние студенты-инфизкультовцы, все без исключения, а не только пловцы, во время летней практики обязательно должны обучать детей плавать. За это время каждый из них сумел бы помочь не менее чем 50 – 60 малышам.

Необходимо организовать и специальные пяти-шестидневные курсы для инструкторов-общественников – эти занятия могли бы вести студенты институтов физической культуры.

В летние месяцы в каждом пионерском лагере, где есть вода, должна действовать начальная школа плавания. Но как это сделать, если пионерские лагеря часто располагаются вдали от воды? К сожалению, администрации лагеря выгодно, чтобы поблизости не было ни реки, ни озера: отпадают лишние хлопоты, не нужно искать инструкторов по плаванию, не надо заботиться об обеспечении безопасности на воде, словом, можно жить тихо, спокойно и ни о чем не беспокоиться. Вот здесь-то и должен сказать свое слово комсомол. Пора, думается, сделать правилом, чтобы при малейшей возможности пионерские лагеря размещались рядом с водоемами. Вдали от воды – использовать сборно-разборные бассейны. Увы, наша промышленность выпускает их слишком мало – всего несколько десятков в год.

Сейчас во многих городах и поселках страны строятся детские сады с бассейнами. Это прекрасно, дети будут расти выносливыми, сильными, стойкими к заболеваниям. Но чтобы эти детские сады эффективно использовались, чтобы занятия не воде приносили детям наибольшую пользу, их обязан проводить специально подготовленный инструктор физкультуры. Следовательно, организации, в чьем ведении находятся детские сады, должны позаботиться о том, чтобы помочь детсадовским инструкторам физкультуры овладеть методикой обучения плаванию дошколят. Уверен, что и здесь большую помощь мог бы оказать комсомол в содружестве с местными спортивными ведомствами.

Меня часто спрашивают: с каких лет учить детей плавать? Когда лучше начинать занятия в спортивной секции? По моему мнению, как только ребенку исполнится два-три года, ему уже можно давать первые уроки плавания- Кстати, своих детей я начал приучать к воде именно в этом возрасте. А вот заниматься плаванием в спортивной секции следует начинать не раньше восьми-девяти лет.

И как много могли бы сделать для массового обучения детей плаванию наши детско-юношеские спортивные школы, которых в стране насчитывается свыше 550. Однако ДЮСШ этим не занимаются. У них другая задача – готовить перспективных спортсменов-разрядников. Поэтому, когда в начале учебного года в ДЮСШ приходит множество детей, жаждущих стать пловцами, тренер проводит одно-два просмотровых занятия и изрекает свой приговор: ты, мол, годишься, а ты нет, ступай домой...

И вот признанный неспособным ребенок долго еще приходит в бассейн, сидит на трибуне и со слезами на глазах смотрит, как плавают его сверстники.

Неужели тренеры правы? Может быть, кто-то из них и в самом деле способен в течение 45 минут определить, талантлив ребенок или нет? Мой тридцатилетний тренерский опыт говорит: это невозможно. Во всем мире не существует такого специалиста, который сразу бы смог сказать, что Вася станет великим спортсменом, а Петя – нет. Однако тренеры, особенно молодые, нередко с оскорбительной безапелляционностью решают судьбу мальчика или девочки, ничуть не сомневаясь в собственной правоте. Мне хочется напомнить этим «специалистам» слова известного нашего педагога В. А. Сухомлинского: «Совершенно недопустимым, просто мерзким явлением есть то, что во многих случаях подросток и даже ребенок чувствует: на него махнули рукой и считают его неспособным. В стенах школы – святого места, где должна царить гуманность и чуткость, такое отношение к человеку надо считать просто чудовищным. В школе человек должен гордиться и радоваться, а не страдать, чувствовать унижения, а потом, бывает, жить с одеревеневшим сердцем».

Я твердо уверен, что ни один спортивный педагог не имеет морального права вот так, после первого (и единственного!) урока отказать ребенку. Он обязан прозаниматься с ним хотя бы два месяца. За это время малыш научится плавать, а тренер сумеет с достаточной точностью оценить способности новичка.

Задача ДЮСШ не должна сводиться к тому, чтобы готовить только спортсменов экстра-класса. Работники спортшкол должны стремиться к другому – воспитать маленького человека спортсменом, привить ему бескорыстную любовь к плаванию, привести к пониманию того, что все в жизни достигается ценой огромного труда... Я считаю, что ДЮСШ прежде всего должны заниматься массовым обучением детей плаванию и лить затем из числа ребят, прошедших начальный курс, отбирать наиболее способных. Сейчас же в работе ДЮСШ. на мой взгляд, смещены акценты. Проверяли мы как-то в Ташкенте одну из таких школ. И выяснилось, что там семь групп спортивного совершенствования и лишь одна – учебная. По моему мнению, должно быть 20 – 25 учебных и только одна – высшего спортивного мастерства.

Обычная картина: у тренера, работающего в ДЮСШ, есть небольшая группа – скажем, два перворазрядника, один кандидат в мастера и один мастер спорта. С точки зрения большого спорта, многие спортсмены, составляющие эти группы, бесперспективны. Но тренера, который получает зарплату именно за своих <-звезд». это мало волнует. И вот четыре его воспитанника ежедневно в течение четырех часов занимают дорожку в бассейне. А за это время здесь можно было бы дать уроки плавания по крайней мере двум десяткам мальчиков и девочек. К чему я клоню? Я убежден, что спортсмены-разрядники не должны «содержаться» в ДЮСШ до семнадцати лет, как это делается сейчас. Ведь примерно к четырнадцати годам, после того, как юный спортсмен прозанимался плаванием пять-шесть лет, специалисты могут – с известным процентом ошибки. разумеется, – оценить, получится из него мастер высокого класса или нет. Если этот юный пловец подает большие надежды – он должен идти либо в специализированную ДЮСШ, либо в плавательный центр, где созданы все условия, чтобы вырастить пловца экстра-класса. Если же он «середняк», то должен заниматься на общих основаниях – три раза в неделю по сорок пять минут. Нельзя жертвовать всей работой с детьми ради одного среднего мастера.

Почему же тренер ДЮСШ, несмотря на все эти очевидные соображения, тем не менее рьяно держится за своих «середнячков»? Да потому, что, занимаясь с ними, легко выполнить норму – 150 учебных часов. С этими спортсменами не нужно работать. Написал им тренер задание на листочке, пришлепнул его к тумбочке и снова сел на стул, чтобы рассказать очередной анекдот коллеге, который точно таким же образом «тренирует» своих воспитанников. А чтобы выработать те же 150 учебных часов, занимаясь с новичками, нужно тренировать группу человек в шестьдесят, причем необходимо внимательно следить за каждым, ставить ему технику, корректировать ошибки, то есть трудиться гораздо больше. Если же мы введем возрастное ограничение на пребывание разрядников в ДЮСШ, это заставит тренеров чаще набирать новичков, активнее искать среди них одаренных, работать со значительно большей самоотдачей. И в итоге преподаватели детских спортивных школ выполнят крайне важную задачу – научат плавать всех, кто пришел к ним.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Пусть черпают из радости твоей

Рекомендуем молодому читателю книги Владислава Бахревского: