«Взрослые заботы» на три дня

Валерий Орлов| опубликовано в номере №1380, ноябрь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ о необычном эксперименте

Представляю, в какое недоумение придут родители и педагоги, когда узнают, что в одном из девятых классов одной из московских школ ученикам был задан такой вопрос:

– Кого из родителей в нашем классе вы считаете лучшими? Причем вопрос был не абстрактный – дескать, какими вы хотели бы видеть своих родителей, – а вполне конкретный, касающийся совершенно определенных семей.

К тому же – добавлю масла в огонь – вопрос этот решался голосованием. Школьникам прямо так и предложили:

– Голосуем, кто за то, что нашему времени больше соответствует семья Орешкиных?

...Публично обсуждать родителей? Выбирать лучших из них голосованием? Кощунство! Подрыв всех педагогических основ! Возможно ли такое в нашей школе?!

Ну, а если я скажу, что обсуждаемые в классе семьи «просуществовали» всего несколько дней, но за это время в них успели появиться вполне взрослые дети, то читатели, несомненно, сочтут меня в лучшем случае фантазером, а все сказанное примут за плод воспаленного воображения.

А между тем все так и было на самом деле. Разве только слова «семьи» и «дети» надо бы взять в кавычки, потому что речь идет не о настоящих семьях – воображаемых. Впрочем, все по порядку.

Три с лишним года назад в Научно-исследовательском институте общих проблем воспитания АПН СССР была образована новая лаборатория. Лаборатория игровой деятельности школьников.

Сама по себе игра как инструмент педагогики издавна привлекала внимание ученых, философов, писателей. Привлекала как вид человеческой деятельности, являющийся не только физической тренировкой, но и средством психологической подготовки к будущим жизненным ситуациям. Вопросами игры в разных аспектах и в разное время занимались И. Кант и Г. В. Плеханов, английский философ Г. Спенсер и выдающийся немецкий поэт и драматург Ф. Шиллер, Н. К. Крупская и А. С. Макаренко... А. М. Горький считал, что игра – путь детей к познанию мира, в котором они живут и который призваны изменить.

Словом, понятно, что игра – дело весьма серьезное. Не случайно все большую популярность завоевывают так называемые «деловые» и «ролевые» игры, в которые уже давно играют и директора предприятий и академики. Цель таких игр – помочь лучше ориентироваться в конфликтных ситуациях, созданных «понарошку», но имеющих вполне реальную жизненную основу.

Так что рождение специализированной игровой лаборатории при Академии педагогических наук отнюдь не открытие Америки, а лишь долгожданная первая ласточка, наконец-то «запущенная» не к академикам, а к детям, для которых игра, по выражению специалистов, является ведущей деятельностью.

Но, как это ни странно, первый вопрос, который встал перед энтузиастами новой лаборатории, – во что же предложить детям играть.

Никаких игр в учебу, в общественную работу, решили ученые-педагоги. Приобретение необходимых знаний и жизненных навыков в этих сферах доступно школьникам не в игре, а в повседневной реальности: целая система школьных дисциплин, коллективная работа в пионерских и комсомольских организациях, опыт школьного самоуправления... Нет, в качестве игры школьникам надо предложить то, что недоступно им в реальной практике, но то, что их интересует и что им будет необходимо в дальнейшей жизни. То есть игра в то, в чем ребята (в отличие от директоров и академиков) совсем не специалисты. Например, в семейные, производственные или правовые отношения. Решили начать с «семьи».

Вообще-то здесь тоже не было никаких сверхоткрытий. Всю жизнь дети играли в «дочки-матери», в «работу», в «магазин» и т.д. Может быть, поэтому, честно говоря, я шел в один из девятых классов одной из московских школ на свидание с «созданными» там в соответствии с программой игры «семьями» с некоторым предубеждением. Одно дело, думал я, когда дети играют сами по себе, для собственного удовольствия, и другое – игра, подчиненная методическим указаниям, проходящая под пристальным наблюдением специалистов. В голове почему-то крутилась фраза, кажется, из «Записных книжек» И. Ильфа: «Когда деревья называют зелеными насаждениями, они вянут от скуки».

...Мой скептицизм развеялся, как только мы переступили порог класса.

Ребятам, казалось, нисколько не мешало присутствие даже двух незнакомых журналистов. И мы тут же почувствовали себя «своими». Надо отдать должное педагогическому да и просто человеческому чутью и такту организаторов игры – заведующему лабораторией О. Газману и автору «семьи» аспирантке Н. Михайловой: взаимопонимание, царящее в классе, сделало бы честь, я думаю, лучшим педагогам.

– Нина Николаевна, сегодня играть будем? Во что? Вы новую тему обещали.

– Подождите, – почти взмолился я, – расскажите сначала, как и во что вы уже играли.

Рокот веселого одобрения этого предложения прокатился по классу. Так воспринимают просьбу рассказать только о чем-то очень интересном и близком. После шумных, но недолгих дебатов – кому же доверить держать слово – выбор был сделан:

– Ивушка, говори.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены