На горном шоссе

Руднев-Разин| опубликовано в номере №7, апрель 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Лишь тогда, когда новороссийский поезд выбросил меня и Флорентину на перрон Тоннельной, мы обнаружили пропажу моего портфеля. Вместе с этим портфелем погиб мой мандат члена юг - востбюро ЦК РКСМ. Ускользала последняя надежда на то, что мы сможем через исполком быстро заполучить лошадей, чтобы сразу направиться в Анапу.

Это было на рассвете первого мая 1921 года.

Росли сомнения: отпраздновать первое мая в Анапе, как мы предполагали, не удастся.

Долго не раздумывая, двинулись пешком по направлению к Анапе. По извилистым тропинкам, вдыхая удивительно крепкий, с привкусом моря, воздух гор черноморья.

Издали, с высоты этих гор, обманчиво - близко виднелась полоска моря - Анапа. Но чем ближе к этой полоске, тем ближе к печальной мысли: к полудню не достичь ее...

... Безоблачно - синее небо, пряный воздух, горы, тропинки, холмы.

Ускоряем шаг. Почти бежим. Не дело же, в самом деле провести первое мая, шагая по этим горам. Хотя весь этот черноморский ландшафт и манит, властно зовет к себе, - но только не в первое же мая, черт возьми!...

За поворотом большой горы мы столкнулись еще с одним пешеходом.

Среднего роста, со смуглой, потрескавшейся от ветра и солнца, кожей лица и серыми, с задорным живым огоньком, глазами. На вид ему было не более двадцати одного - двух лет, - едет из Краснодара к друзьям в Анапу, не рассчитал поезда, лошадей дать отказали, и вот такая история...

Степан Щорстый (фамилия нашего нового друга) рассказывал:

- Сам я бывший слесарь Армавирских мастерских Кавказских желдорог. Недавно только из армии, а сейчас работаю в Краснодаре инструктором горрайкома партии. Да... Иду вот, знаете, все и думаю: как это не ладно нынче вышло с 1 - м маем! Прямо больно, скажу я вам... Помню, как, находясь за прошлым годом в красно - зеленых, и то справляли этот день артельно: уж праздник - праздником что есть... Хорошо, ежели к вечеру прибудем в Анапу посла всего.

Серые глаза устремились в точку, - в полоску моря. В глазах была подлинная грусть: большая праздничная радость, тщетно рвущаяся на простор людского коллектива.

... Внизу была видна широкая, утрамбованная песком, горная тропа, по которой двигались двуколки и телеги из Анапы к станции Тоннельной. Ехали станичники с небольшой ярмарки... Ехали степенно, - никуда не спеша.

И совершенно чужда была им неподдельная грусть Щорстого...

Идея пришла Флорентине.

-Почему бы нам, друзья, не спуститься вниз. Соберем народу, который едет из Анапы и проведем в горах первомайскую демонстрацию...

Близь станицы Натухаевки, на горном шоссе Анапа - Тоннельная взвился красный флаг. Оказавшееся в сумке Флорентины красное платье обнаружило ценную способность быть перекроенным в два красных знамени (древко: телеграфный столб и дерево).

Став у своих «знамен», мы приготовились к организации колонн «манифестантов».

Первая двуколка остановилась подле нас с большой нерешительностью. Хозяином ее оказался казак - украинец, после ярмарки склонный весьма иронически воспринимать окружавшую действительность.

-Що цемтаке. Та не кумедианты вы? Щорстый быстро нашелся.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены