На горном шоссе

Руднев-Разин| опубликовано в номере №7, апрель 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

-А может быть и комедианты?.. Погоди, соберем - ка еще народу, тогда и посмотришь. А пока не закуришь ли, братишка, табачку? Сухумского, а не вашего, Анапского!...

Через какой - нибудь час мы насчитали двенадцать телег и двуколок.

Станичников разбирало любопытство, а пока что, - разбирая сухумский табачок, терпеливо ждали.

Митинг открыла Флорентина. Места за президиумом (в телеге) заняли мы трое и первый украинец - казак.

Из - за моря дул ветерок, развивал спадавшие на лоб волосы комсомолки Флорентины. Каждое слово неслось далеко, - только проделав круг, через море, оно возвращалось с гор.

-Не комедианты мы, товарищи станичники. Мы рабочие, трудовые люди, сегодня у нас большой праздник, - день 1 - го мая и о нем желали бы с вами, товарищи станичники, поговорить...

Голос Флорентины был насыщен свежестью черноморских гор, звонкой радостью мая.

-Же - ла - ем, же - ла - ем, же - ла - ем!...

Шуршали сыпавшиеся с гор камушки.

Пожилой станичник, неизвестно после каких слов Флорентины, расчувствовавшись, подошел к ней вплотную и прокричал прямо на ухо:

- Ето правильно... за ето, дочка, тебе спасибо...

После вступительной речи Флорентины, слово для доклада о 1 - м мае взял Щорстый.

Он говорил, почти надрываясь, вкладывая в каждое слово бесконечно много чувства. Видно, это уменье говорить, выступать, досталось армавирскому слесарю, Степану Щерстому, не легко. Каждое слово было выстрадано. На собраниях слесарного цеха, солдатских митингах, красноармейском политчасе, краснодарской райсовпартшколе, - всюду шлифовались эти слова, оттачивались. Говорил Щорстый простым понятным языком. Лицо сияло детской радостью.

Слушали станичники. Из глубин их душ, из - под плотных слоев невежества, подымалась, где - то притаившаяся, робкая радость, сейчас расцвеченная речами Степана Щорстого...

Лица были задумчивы. Слова вызвали воспоминания: нанесенные обиды, ненужные смерти... В то же время заражались радостью, удалым весельем. Само лицо Щорстого заражало. Каждый мускул...

... Горное шоссе Анапа - Тоннельная впервые видала такое зрелище. Хомуты нескольких лошадей были перевиты красной материей... Карнавал в двенадцать телег и двуколок, во главе со Степаном Щорстым, на гребне удалых казацких песен станиц черноморских гор, рабочих гимнов армавирских слесарей, комсомольских песен рабочего молодняка, -двигался к станции Тоннельной...

... До поздней ночи в этой станице, в обществе степенных казаков, мы праздновали 1 - ое мая. Плясали гопака, пили крепкий станичный мед... Под окнами станичная молодежь, не уместившаяся в тесной избе, с завистью глядела, а старики понять не могли: день будто не воскресный и чего это вдруг?

Армавирскому другу Щорстому, славной комсомолке Флорентине, - привет.

Где бы вы, друзья, не проводили 1 - ое мая, вы будете своей радостью властно заражать всех, с кем будете соприкасаться.

Ибо нет прививки, кроме слепой ненависти против заразы, именуемой первомайской радостью рабочего молодняка.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены