Выстрел

А Лепов| опубликовано в номере №81-82, июль 1927
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ровно в девять она придет. Он прицелится, нажмет собачку... Р - раз!

Василий вздрогнул. Дальше он думать не может. Здесь была граница. За этой границей мысли разбегались, как тараканы, и их невозможно было собрать в одно.

Но только бы не промахнуться.

При мысли, что он может промахнуться, Василий почувствовал, как ледяной утюг прошелся по его спине. Нет, это невозможно. Он будет бить наверняка. Он все обдумал, все взвесил. Его рука не дрогнет!

Мысли упорно возвращались назад к тому моменту, когда он впервые увидел Катю. Это было два месяца назад в районном клубе. Мог ли он предвидеть тогда, во что выльются их отношения.

Она ему просто понравилась, пожалуй, даже больше, чем просто. Как сильно, мило и грациозно она вела свою роль горничной.

Тогда для Василия пропала вся сцена, испарилась вся пьеса. На сцене двигалась, говорила и с каждым мигом больше вторгалась в сердце Василия Катя - горничная. Когда зал взорвался рукоплесканиями, ему показалось, что все они предназначены Кате, и только ей. Но он не аплодировал. Слишком сильно и ярко сидел в нем образ горничной и он боялся аплодисментами потревожить и расплескать этот образ.

Затем их познакомили. Катя оказалась живой цветущей девушкой, свежей, как роза после дождя. Может быть комсомольские нравоучителя нашли бы ее не совсем глубокой в смысле внимательной и упорной проработки резолюций партийных и комсомольских съездов. Возможно, что комсомольские моралисты сочли бы ее несколько поверхностной и чересчур живой. Пусть их!

Катя была воплощением молодости. А молодость имеет свои права, и этих прав комсомолки ни в коем случае не лишены...

Василий сжимает ручку нагана. Смотрит на часы. 8 часов 45 минут? Через пятнадцать минут...

Но он уже не хочет думать об этом. Дело решенное. И он снова возвращает свои мысли к прошлому.

... Ежедневное катание на коньках.

Василий представляет себе ее изящную ногу в высоком ботинке...

Как красиво эта ножка, подкованная «английским спортом», чертит лед. Как счастлив был он пробежать с ней, перекрестив руки, по ледяному кругу, пластично наклоняясь то в одну, то в другую сторону.

Однажды, возвращаясь с катка и прижимая Катин локоть, Василий сделал попытку:

- Катя, я хочу тебе сказать... Он замялся, а Катя, позвякивая коньками и внимательно разглядывая их, спросила:

- Ну?

Василий чувствовал, что она знает продолжение его фразы. Он не хотел ее закончить. Он только сказал:

- Катя! Ты знаешь, что я хочу сказать? Катя...

Он сделал порывистое движение. Она сделала такое же, но вдруг остановилась.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены