Встреча через века

Георгий Мартынов| опубликовано в номере №835, март 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Люций не удивился, когда к нему явились космонавты, прилетевшие из Ленинграда. Он был бы удивлен, если бы они не сделали этого. Вместе с ними он отправился в здание филиала Верховного совета науки, где находился самый мощный экран города.

Ио и двадцать восемь известных медиков и биологов уже были там.

Ио тотчас же обратился к Люцию и рассказал ему, что они решили посоветовать врачам на Марсе:

– Надо исходить из факта, который будет установлен после доставки на Марс «И-76». Живы члены экипажа корабля или мертвы. 8 первом случае все зависит от того, в каком состоянии они находятся. Если жизнь едва теплится, если скорая смерть неизбежна, есть смысл сразу заморозить тела, так как на Марсе спасти их нельзя. А здесь, на Земле, мы их оживим.

– С Дмитрием этого нельзя делать, – сказал Люций.

Казалось, Ио удивился. Но он ничего не возразил на эти слова, сказанные тем, кто больше всех был заинтересован в сохранении жизни Волгина. Он понял, что имеет в виду его друг.

– В случае же, – продолжал он, – если они мертвы, то мы не знаем, когда наступила смерть. Корабль закрыт. Никто не видел, что в нём творилось. Может быть, смерть наступила не сразу, а в пути, совсем недавно. Тогда опять-таки надо немедленно заморозить тела.

– Правильно.

– Все силы бросим на спасение Дмитрия. Но, – робко прибавил Ио, – допустим, что он все же умрет...

Люций ответил спокойно, странно-бесстрастным голосом:

– Перед тем, как мы оживили Дмитрия, состоялась всемирная дискуссия. Я сам защищал наше право оживить его. И мы это сделали. Вы знаете, Ио, в чем мы ошиблись. Может быть, для Дмитрия эта неожиданная смерть – счастье.

– Значит...

– Придется покориться судьбе. Дмитрий Волгин – человек, а не подопытное животное.

Ученые молча переглянулись. Если сам Люций так говорит, значит, надеяться не на что. Ведь только благодаря ему, только имея мощную поддержку Люция, сторонники оживления Волгина одержали победу. Бесполезно вступать в новую дискуссию, если заранее известно, что Люций выступит против.

Котов перевел слова Люция своим товарищам. Его выслушали с величайшим вниманием. Все знали, как горячо любил Люций Волгина.

Ксения Станиславская опустила глаза. Только она одна знала, чем вызваны слова, поразившие всех.

«А если я ошиблась? – думала она в смятении и растерянности, мучимая угрызениями совести. – Если Дмитрий погибнет по моей вине?»

Она глубоко раскаивалась в своих словах, которые вырвались у нее при встрече с Люцием сегодня утром. Но она не знала, не могла даже предположить, что они произведут на Люция такое впечатление.

Продолжение следует.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о Платоне Зубове -  последнем фаворите  Екатерины II, о жизни и творчестве великой актрисы начала ХХ века Елены Александровны Полевицкой, о том, кому же на самом деле мир обязан появлением знаменитого аромата «Шанели», поразительную историю первой европейской женщины-йога Индры Деви, о том, как создавалось метро в Москве, детектив Екатерины Марковой «Актриса» и многое другое.



Виджет Архива Смены