В шахту за нефтью

Валерий Петров| опубликовано в номере №1314, февраль 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Поверх белоснежного белья – комбинезон, а на очереди – просторная брезентовая роба и столь же необъятные штаны. Первые несколько минут с непривычки едва передвигаю ноги.

– Э-э, так много не находишь, – усмехается в антрацитовые усы мой проводник Данила Прокопчук. – Штаны – в голенища. Без шика, зато не споткнешься.

Покончив с обмундированием, направляемся к клети. Щелкает задвижка, открывается железная дверца. И вот уже мы проваливаемся в двухсотметровый колодец. Мелькают шершавые коричневые стены. Картина, привычная для всех, кто хоть раз спускался под землю. И все же шахта эта необычна – тут добывают не уголь, а нефть.

...Еще 115 лет назад в Печорский край отправилась экспедиция Ф. Белинского и П. Чубинского. Она пробурила в районе таежной речушки Яреги, куда забредали тогда лишь охотники за, пушниной, разведочную скважину небольшой глубины. По лиственничной обсадной трубе стекли первые литры нефти. А в начале нашего века четырехдюймовую скважину заложил искатель приключений Юрий Александрович Воронов, гвардии капитан. Он наткнулся на песчаник, пропитанный нефтью. Но усилия подвижника были тщетны. Царское правительство было равнодушно к подобного рода открытиям.

Перемены принес Великий Октябрь. Цитирую текст письма, отправленного в Архангельск 9 марта 1920 года члену Президиума ВСНХ тов. Ломову:

«Постарайтесь разыскать или поручите разыскать печатные материалы и отчеты о нефтеносном районе реки Ухты в музее общества изучения Северного края и в управлении госудимуществами.

Ленин».

По указанию Владимира Ильича в Ухту послали несколько экспедиций. Одна из них обнаружила месторождение тяжелой нефти, залегающей на глубинах 140 – 210 метров.

...Легкий толчок, лязг металла – приехали. Выйдя из клети, я остановился в неведении: в какую сторону двигаться?

– Не отставай, – предупредил Прокопчук. – На сорок с лишним кило метров протянулись эти лабиринты, шутка ли? А поработаешь, привыкнешь и с завязанными глазами не заблудишься.

Мы идем по откаточному штреку, обдуваемые сквозняком с каким-то особым острым привкусом. Подошвы резиновых сапог смачно чавкают, прилипая к нефтяным подтекам. Вдруг вдали вспыхивает яркий сноп света. Навстречу нам, погромыхивая на стыках узкоколейки, катит маленький поезд: грузы и людей по шахте перевозят электровозы. 40 же лет тому назад на месте депо раздавалось лошадиное ржание – тут была конюшня, а в помещении, где теперь аккумуляторная, стояли мешки с овсом и хранилась подпруга...

И вот дошли. Данила Прокопчук берет буровой молоток, похожий на пулемет с длинным дулом. Исследовав серую стенку породы, аргиллита, Прокопчук и его напарник Иван Мишурин пробивают снизу доверху отверстия – шурфы. Сюда закладывают взрывные устройства. После направленного взрыва вентиляционный штрек значительно удлинится. Вновь образовавшиеся своды укрепят сосновыми бревнами. Кстати, крепеж устанавливают сами проходчики. Каждый из ребят владеет смежной профессией. Каждый может работать и бурильщиком.

...Наш дальнейший путь лежит в святая святых шахты – нефтяной пласт. Темноту раздвигают лампы, подвешенные к каскам. В фантастической игре теней буровой станок напоминает гигантского осьминога, вцепившегося щупальцами в стены подземной пещеры. Возле станка – двое парней. Работа идет вовсю. И хорошо видно, как «жало» бура впивается в пласт. Иногда буровой станок умолкает. «Жало» вытаскивают, чтобы нарастить дополнительные штанги. В пробуренные отверстия, а точнее, в скважину, проведут трубы, по которым сверху, из котельной, будет нагнетаться мощный поток пара. Пар, проникнув в нефтеносные слои, размягчит тяжелую нефть, упрятанную в песчанике, сделает ее подвижной, текучей. А значит, транспортабельной.

Осторожно, чтобы не поскользнуться на ступенях деревянной лестницы, спускаемся все ниже и ниже. Нефть, потерявшая вязкость под действием пара, сочится из любой мало-мальской трещины. Мы достигли галереи уклона. Здесь нефть, перемешанная с водой и конденсатом, выходит наружу. Мысленно это можно представить так: в нижнюю часть пласта введены сотни труб-ловушек, в которые под давлением устремляется разжиженная нефть. Устья нефтяных скважин торчат из стены, как жерла пушек. Открываю кран, венчающий конец трубы. Слышу нарастающее шипение, а секунду спустя льется густая маслянистая струя. Подставляю ладони. Они мгновенно покрываются ровным темным слоем, словно натянул перчатки шоколадного цвета.

Нефть льется из кранов и стекает по уклону в специальные отстойники, где вода отделяется, а песчинки и другой сор оседают в фильтрах. Отсюда насосы перекачивают нефть в хранилища, расположенные тут же, под землей. А уж из подземных танков нефть подается по трубам наверх. Вот и весь цикл.

Один из ведущих специалистов, разработавших этот способ добычи нефти, лауреат Государственной премии СССР, главный инженер шахтоуправления Евгений Иванович Гуров, с гордостью рассказывает, что в окрестностях Яреги планируется строительство четырех новых нефтешахт, а две будут реконструированы. Под землей станут работать машины с дистанционным управлением, системы автоматики и телемеханики, ЭВМ. Шахты, подобные ярегской, предполагается открыть в Азербайджане. Башкирии и других районах страны.

...Вот и закончилась смена. На поверхности в раздевалке, куда мы пришли вместе с Данилой Прокопчуком и Иваном Мишуриным, встретились с другими ребятами из передовой бригады – Геннадием Кузнецовым и Дмитрием Болтовым. Они заступали на очередную вахту.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Горячие магистрали севера

Министр строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР, член ЦК КПСС Борис Евдокимович Щербина отвечает на вопросы журнала «Смена»