В поисках Ломоносовых

Т Илатовская| опубликовано в номере №862, апрель 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

— У каждого ребенка — три кружка. Все три научные? Нет, один научный и обязательно эстетический и спортивный. Как быть с литературой? Три часа мало... Как организовать работу в лабораториях? Да, кстати, по-моему, ребята непременно должны участвовать в проведении второй олимпиады...

У магнитофона сидит молодой физик из ядерного института и вопрошает магнитную пленку: «За счет какой энергии поднимается аэростат?..» А назавтра Новосибирское радно обращается к сибирякам: «Внимание, ребята! Возьмите карандаши и бумагу. Передаем задачи первого тура Второй всесибирской физико-математической олимпиады...» Летят телеграммы с Камчатки, Сахалина, Курил: как напечатать условия задач? В комитете комсомола регулярно собираются командиры групп: группы выедут на очный тур в разные города Сибири. Снова недели, месяцы кропотливого труда. И снова все будет, как в прошлом году, — одаренным откроется путь в науку: старшим — в университет и лаборатории, младшим — в училище.

Экономическое соревнование выиграет более образованное общество. Это ясно. Нам нужно все больше талантливых физиков, математиков, химиков. Об этом пишут и говорят и ученые и журналисты. А сибиряки уже доказали, что можно не только говорить.

Не дождавшись, пока раскачается Академия педагогических наук, математики и физики, не искушенные в педагогике, возглавили борьбу за творческую подготовку научной смены. И не удивительно, что в этой борьбе сразу наметился опасный крен: увлекшись близкими их сердцу математикой и физикой, ученые недооценили гуманитарные науки.

«При чем тут, собственно, литература? Это ж физико-математическое училище. Литература, география — только общий фон!» Такие реплики приходилось слышать в Академгородке.

«Достоевский дает мне больше, чем любой мыслитель, больше, чем Гаусс!» — это слова Альберта Эйнштейна. Позже он как-то сказал: «В научном мышлении всегда присутствует элемент поэзии. Настоящая наука и настоящая музыка требуют однородного мыслительного процесса». Расковать воображение, потрясти человека, дать ему эмоциональный толчок, необходимый для того, чтобы перешагнуть за рамки сегодняшнего «разумно»,— это одной математике или физике не под силу. Науку не устроит как филолог, ничего не слыхавший о Планке и Винере, так и математик, путающий «Илиаду» с Элладой. Односторонность, «флюсовидность» всегда ограничивает горизонт и ослабляет зоркость поиска. Надо добиться, чтобы Саша Иванов, прочитавший институтский курс математики, непременно открыл для себя мир Пушкина и Бетховена, Врубеля и Паустовского.

И трудно удержаться от упрека: почему о талантливой смене заботятся только физики и математики? А разве одаренные философы, историки, наконец, экономисты нам не нужны? Без них не обойдется ни одно общество, какой бы совершенной ни была его техническая оснащенность. Так почему же наши выдающиеся писатели, философы не присоединят свои усилия к усилиям физиков и математиков, борющихся за творческую подготовку ребят?

Литературные конкурсы среди учеников, диспуты, встречи с писателями и художниками, сочинения на самые широкие темы, школьные литературные журналы и сборники стихов — это не только поможет отыскать рядом с будущими Коперниками будущих Лермонтовых и Белинских, но щедро обогатит и тех и других.

А о какой самостоятельности мышления может идти речь, когда в школе сейчас довольно типична такая ситуация! Ученикам шестого класса предлагают написать сочинение по репинским «Бурлакам». Дается обязательный план: роль фона в раскрытии идеи картины, внешний вид бурлаков: а) поза, б) одежда, в) лицо, г) отношение к труду. И еще полдесятка не менее глубокомысленных пунктов. За отступление от плана — в лучшем случае тройка...

Луначарский как-то высказал интересную мысль: поколения, усваивая тысячелетний опыт своих предшественников, вместе с ценностями воспринимают и муть, болезни. Здесь нужен фильтр. Таким фильтром может быть только школа — пропуская могучий поток знаний, она отсеивает все устаревшее, отжившее.

Вспоминая это сравнение, невольно думаешь: когда фильтр засоряется старой ветошью, он начинает плохо пропускать и поток свежего. Фильтр надо регулярно и основательно чистить. О перестройке школы, об изменении программ в соответствии с современным уровнем человеческих знаний говорится и пишется много. Пора бы решительно браться за дело. Ведь именно в школе могут и должны проявляться склонности и привязанности подростков к различным отраслям научной и технической деятельности. Так пусть же каждый урок будет для ребят открытием, учебник — дорогой в незнаемое. Тогда стремление к самостоятельности мышления, к творчеству будет появляться у подростков задолго до двадцати лет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Где же обещанные Корчагины?

Заметки о журнале «Юность»